Адвокат: Артем Бузила готов бороться

29-07-2015, 19:30
Защищающий Артема Бузилу одесский адвокат Алексей Глазов (адвокатское объединение «Глазов и партнеры») рассказал о том, в каком настроении арестованный журналист готов выйти на суд.

Адвокат: Артем Бузила готов бороться


Алексей Олегович, когда вы последний раз видели Артема?

Алексей Глазов: На прошлой неделе. На этой неделе опять планирую увидеть. На этой неделе запланированы следственные действия – предоставление материалов дела для ознакомления. Когда мы ознакомимся, нам будет вручен обвинительный акт. После этого дело будет передано в суд. То есть расследование фактически закончено. Сколько дело будет рассматриваться в суде, тяжело предсказать, поскольку дело непростое. И вообще Украина не отличается поворотливостью судебной системы.

Хотя прошло уже три месяца, мы до сих пор толком не знаем, как выглядел арест.

А. Г.: Около 6 часов утра начали ломиться в квартиру, выбивать двери. Мама открыла – и завалилась куча людей. Они потом долго бродили по квартире, и контролировать их передвижение было невозможно. Формально претензий нет – они предъявили разрешение суда на обыск, понятые были. Но, по словам Артема, в описи оказались предметы, которые на самом деле им не принадлежали.

Тогда появились сообщения о том, что в СБУ его заставляют подписать «нужные показания», даже подвергают пыткам...

А. Г.: Речь шла о том, что при задержании его подвергали и психологическому, и физическому давлению. Это не мои наблюдения, но об этом рассказал Артем, и я ему верю. По словам Артема, те, кто проводил обыск, начали вписывать в протокол вещи, которые якобы находили у него дома. Он возмутился: «Это не мое!» Тогда его выводят в соседнюю комнату, бьют по голове, по шее ладонью, добавляют: «Будешь много говорить – будешь получать!»

Артем – парень еще молодой, и уже после такой пары затрещин был обескуражен, испуган. Он уже никаких замечаний в протокол обыска после этого не вносил. Он не сильно опытный в подобного рода вещах. Потом его привезли в СБУ. И, как я, опять же, знаю с его слов, там его били по голове, давали подзатыльники. У него больные глаза, так ему светили в глаза мощным фонариком. Вели пугающие беседы, после которых он подписал «пояснения» – это не показания! – в которых упоминается много вещей, о которых он на самом деле ничего не знал. После этого уже к нему никто не прикасался. То есть уже нельзя сказать, что его до сих пор «пытают».

Ему дали подписать «пояснения», а статус пояснений по нашим украинским законам вообще не носит характера доказательств по уголовному делу. По всей видимости, следователи рассчитывали: если сейчас подпишет это, то дальше он подпишет и протокол допроса в качестве подозреваемого. Но этого уже не произошло.

Сейчас его, конечно, не бьют и не пытают. Но сам факт нахождения в СИЗО города Одессы! Наше СИЗО – это облезлые стены, сырость, комары, как в тайге, при этом духота и полнейшая антисанитария. Мало кто из обычных людей, попав туда, не подписывает потом признательных показаний, даже если не совсем считает себя виноватым.

По указанным незаконным действиям правоохранителей мы писали жалобы в различные структуры, в том числе в областную прокуратуру, уполномоченному по правам человека на Украине, в международные инстанции, но адекватной и вообще реакции так и не поступило.

Кстати, Артем нуждается в периодическом лечении, раньше он регулярно ходил в институт Филатова. Но, слава богу, мы можем по крайней мере передавать лекарства, которые ему прописаны.

Могли бы описать условия содержания?


А. Г.: Камера – примерно три на два, четыре койки. Периодически их переводят из камеры в камеру, но на сегодня с ним сидит еще три человека. Тюрьма еще дореволюционная.

А кто с ним сидит? Уголовники?


А. Г.: Насколько я знаю, сидят люди, обвиняемые в похожих – политических – преступлениях. На самом деле сегодня в Одесском СИЗО сидит множество людей по политическим статьям! Адвокаты, как и следователи, имеют право проходить в следственные кабинеты. И, когда проходишь по коридору, краем уха слышишь, кто о чем говорит. Так вот процентов 80 – это так называемые сепаратисты типа Артема. Либо «казаки», которых обвиняют в подготовке к терактам. Это, конечно, не официальная статистика, это мое личное впечатление.

Больше всего меня как человека, который защищает все-таки права людей, настораживает то, что задерживают людей не за совершение преступления, а только за подготовку к нему. При этом сам по себе момент подготовки оценивается следователями СБУ очень субъективно.

Например, в отношении Артема восприняли как подготовку к совершению преступления его журналистскую деятельность. Статьи, в которых он выражал несогласие с нынешней властью, подготовку общественных мероприятий, направленных на обсуждение существующих проблем.

Следователи считают, что он участвовал в «сепаратистском» проекте «Народная Рада Бессарабии». Но у этого движения есть официальный сайт, на котором содержатся программные заявления. Из них следует, что это сообщество направлено только на защиту культурных прав и не более того. Но именно это ему вменяют в вину как действия, которые впоследствии могли бы привести к возможности совершить преступление, направленное на отделение части Украины. То есть одни предположения! На мой взгляд, у следователей СБУ нет четких подтверждений, что все это делалось Артемом с такой целью. Его только подозревают, что он хотел что-то сделать, но он уже сидит! И будет сидеть, поверьте, еще не один месяц.

А какие улики ему при аресте подбросили?

А. Г.: По словам Артема, ему подсунули флешку. Причем непонятно зачем. И на этой флешке якобы хранились листовки «Одесской народной республики». И даже такой смешной момент – карта Бессарабии. Если это не его, то зачем подкидывать? Ну что это доказывает? Что он каким-то образом причастен к идее отделения от Украины «Одесской народной республики» или «Бессарабской народной республики». Но это же глупо! Еще у него изъяли компьютер с перепиской, которую можно по-разному оценивать. Он был главным редактором, обсуждал с журналистами какие-то статьи. Достаточно все тривиально.

На сегодня Артем отрицает какую-либо причастность к каким-либо незаконным действиям. Он дал показания, в которых объяснил свою жизненную позицию. Что всегда был патриотом Украины, не призывал к ее территориальному разделению. От других показаний он отказался.

Как пишет одесская газета «Таймер»,19 июня все тот же Приморский суд уже вынес приговор Сергею Загорюку – одному из тех, кого арестовали одновременно с Артемом. Но, в отличие от нашего корреспондента, Загорюк сотрудничал со следствием. Он подписал признания в том, что «Народная Рада» действительно вынашивала сепаратистские замыслы, что организация «распространяла мысль о культурно-национальной самостоятельности» Бессарабии, чтобы создать «почву для активных действий по отсоединению указанных районов». В итоге этот человек получил приговор, не предусматривающий лишения свободы, и уже вышел на волю. Как бы вы оценили такой поступок?

А. Г.: Загорюк пошел на сделку со следствием. Насколько мне известно, он не имеет никакого отношения ни к журналистам, ни к политическим активистам. Если они друг друга и знали, то только шапочно. Между собой они не общались. Но сам факт попадания в СИЗО сподвиг Загорюка дать любые показания, лишь бы оттуда выйти.

Фактически следствие нашло человека, который будет рассказывать, что конференции «Народной Рады» созывались для того, чтобы впоследствии создать условия для отделения этого региона от Украины. Но это не будет подтверждено ничем, кроме его слов.

Другой одесский ресурс, 048.ua, в выходные сообщил, что «спальные районы Одессы заполонили листовки, которые изобличают «главного вдохновителя и спонсора сепаратистских движений Одессы, известного тираспольского афериста Дмитрия Соина». Ресурс уверяет, что Соин «за деньги из Кремля» запустил не только проект «Народная Рада Бессарабии», но и «Народная Рада Николаева». «Именно за получение денег в рамках этого проекта была арестована Глищинская и за организацию данного проекта на месте был арестован Бузила». При этом ресурс не упоминает ни доказательств, ни даже источника, откуда он взял такие подробности...

А. Г.: У меня такое впечатление, что периодически подобные новости запускает сама СБУ, чтобы формировать негативное общественное мнение по отношению к политическим заключенным. Очень часто у различных политических активистов «майдановской» направленности почему-то появляется информация, которая в принципе должна фигурировать только в уголовном деле. Думаю, это такие вбросы, направленные на очернение достаточно честных людей.

Что касается Соина, то он является фигурантом уголовного дела, но его роль я не могу охарактеризовать. Не могу выходить за пределы тайны следствия.

В начале июля в Страсбурге с участием депутатов Европарламента состоялась конференция по нарушениям прав заключенных в Одессе. Депутаты решили направить на Украину комиссию, которая рассмотрит случаи нарушений. Вы ожидаете такую делегацию?


А. Г.: По поводу делегации мне ничего не известно, но с нашей стороны подготовлены обращения во все правозащитные структуры Евросоюза с просьбой обратить внимание на факты попрания идеалов демократии со стороны украинской власти.

А почему все-таки Артема хотят судить отдельно? Ведь его арестовали в составе группы «сепаратистов».

А. Г.: Прокуратура так решила. Может, чтобы было «больше дел». Чем больше отправлено в суд дел «сепаратистов», тем лучше видна работа следственных органов.

Как у него настроение? Он бодрый или после трех месяцев тюрьмы все-таки подавлен?


А. Г.: Понятно, что он не очень хочет там находиться. Это такое осознание, когда ты понимаешь, что вроде бы не виноват. Не понимаешь, а почему, собственно, все именно так происходит. Но в то же время он готов бороться. Достаточно бодрый.

«Взгляд»

Комментарии: