Украина на пути к государственному терроризму

22-12-2016, 19:39
Украина на пути к государственному терроризму


Что такое «террор»? Дословно — это «ужас», запугивание общества и отдельных людей, для достижения поставленных, как правило политических, целей. Использование СМИ и соцсетей помогает террористам ретранслировать запугивание на максимально возможное количество потребителей информации, заставляя их подчиниться насилию или даже присоединиться к нему. Террористы во всем мире являются воплощением всего самого омерзительного, по сути, особой кастой неприкасаемых. Везде, кроме постмайданной Украины.

Вот депутат украинского парламента и «герой Майдана» Владимир Парасюк восхищается стрелявшим в спину послу РФ в Турции террористом: «Когда человек ценой собственной жизни готов идти на крайние меры ради идеи, ради правды, можно с уверенностью сказать — ГЕРОЙ!».

Украина на пути к государственному терроризму


Его восторг разделяет львовская землячка, известная «патриотка» Ирина Фарион :

«Как прекрасно завершился день. Еще одной падлой стало меньше. Взошла новая звезда Героя».


Украина на пути к государственному терроризму


Бывший народный депутат Тарас Чорновил написал, что турецкий террорист «своим выстрелом спас много жизней граждан Украины». И радость этих известных украинских политиков разделяют тысячи комментаторов в интернете.

Украина на пути к государственному терроризму


Украина на пути к государственному терроризму


Одновременно стало известно, что Совет Безопасности ООН официально признал терактом убийство посла России в Турции. Потому людоедские заявления парасюков по поводу убийства посла Андрея Карлова в Турции являются публично задекларированным одобрением и поддержкой терроризма. Но, справедливости ради, стоит отметить, что массовая поддержка терроризма на Украине началось отнюдь не вчера.

Еще с конца 90–х годов (то есть, уже почти двадцать лет) на территории Западной Украины действовало множество так называемых «патриотических лагерей» (только во Львовской области их было около десятка), в которых велась идеологическая обработка молодежи в духе идей Украинский Повстанческой Армии — известной организации, которая, не имея возможности открыто воевать против регулярных армий Польши, Германии или СССР, делала ставку на диверсионные и террористические методы работы.

Получавшие — в так называемых «патриотических лагерях» — разнообразные навыки, молодые боевики вливались в ряды ультранационалистических организаций, становились их активистами и организаторами, заметными политическими лидерами и медийными фигурами. Так, в 2010 году в мэры Львова баллотировался тогда 27–летний Юрий Михальчишин, ставший депутатом горсовета от всеукраинского объединения «Свобода». В рамках этой ультранационалистической организации он известен как идеолог и лидер её молодежного крыла на Западной Украине.

В начале мая 2012–го года Михальчишин выступил перед львовскими студентами с часовой и весьма удивительной по тем временам лекцией «Партизанская война в условиях города» о достижениях ХАМАСа и использовании террористических методов этой радикальной организации на Украине:

«Прекрасный и нетолерантный палестинский народ взрывает оккупантов, ведя партизанскую войну в условиях города. ХАМАС — это исламское антиглобалистское движение, образцовая модель сопротивления, когда прекрасные палестинские кулибины, эдисоны и эйнштейны изготовляют установки для ракетных обстрелов Израиля… В целом погибло полторы тысячи израильтян, ставших жертвами палестинских бойцов сопротивления. Появился феномен отдающих свою жизнь и забирающих (при этом) жизни нескольких оккупантов. Мы видим эффективность партизанской войны с идейно мотивированными бойцами»,


— открыто восхищается террористами–шахидами Михальчишин.

Следует напомнить, что первые радикальные действия на Майдане были организованы именно «Свободой» 24 ноября 2013 года, когда они организовали шествие по улице Грушевского в сторону Кабмина, бросали в работников МВД камни, сломали шлагбаум и били правоохранителей. Вышеупомянутый Михальчишин был тогда народным депутатом Украины, стал одной из самых эффективных фигур среди организаторов Евромайдана и, в конце концов, был назначен советником главы СБУ. А параллельно защитил диссертацию на тему организации массовых партийных движений на опыте Италии и Германии 20–х и 30–х годов.

Вообще, в целом пропагандистская школа украинских националистов из ОУН–УПА складывалась под непосредственным влиянием нацистских доктрин, а чуть позже под прямым руководством ведомства Геббельса. Её родовыми чертами является расизм, ксенофобия, деление народов на «правильные» и «неправильные». В полной мере эти пропагандистские наработки заработали еще во время первого Майдана. А уж когда под контроль ультранационалистов попало государственное образование и общенациональные СМИ, от назойливой пропаганды теории национализма его адепты перешли к прямому запугиванию, подавлению и устранению несогласных.

После победы Евромайдана беспрестанно генерируемые медийные провокации и язык ненависти сознательно и бессознательно переносится в плоскость социальных сетей. Десятки тысяч активистов Майдана посчитали своим долгом поддержать пропагандистские усилия режима, направленные на разжигание межнациональной вражды и политические преследования инакомыслящих и украинские «патриотические» СМИ выступают их верными союзниками. Вот, например, популярное интернет–издание «Украинская Правда» по окончанию митинга православных верян за мир в Киево–Печерской Лавре ретвиттит сообщение:

«Оцифровал телефоны из списка колорадов с шабаша под Лаврой. Надеюсь вы придумаете что с этим делать». Дальше идут имена конкретных людей и номера телефонов, понятно, для дальнейшей травли и работы спецслужб. Параллельно прославляются так называемые «аттентаты» (то есть, убийства политических оппонентов) — вспомним позорный взрыв восторга в соцсетях после убийства оппозиционного журналиста и писателя Олеся Бузины. Известный блогер Алексея Заводюк максимально чётко формулирует отношение украинских националистов к своим оппонентам: «Неправильно пытаться с ними договариваться или пытаться их как–то задобрить. Они уже никогда не изменятся. Есть только один вариант решения этой проблемы — выселить это отродье из Украины».


«Отродье», «ватники», «колорады» — наиболее приличные для написания «термины», которые массово употребляются в отношении людей, не поддержавших февральский переворот 2014 года.

Закономерно, что общегосударственное озверение переходит в практику вооружённых сил.

«Ватная сволочь должна видеть постоянно на улице вооружённого украинского солдата, который в свою очередь, должен постоянно демонстрировать готовность пустить своё оружие в ход»,


— написал в своем ФБ подполковник ВСУ Константин Машовец, координатор группы «Информационное сопротивление», который неоднократно официально выступал от лица Минобороны.

«При малейшем неповиновении или признаках бунта… Даже при шёпоте «РаИсся!!», не говоря уже про бесчинства и срывание украинской государственной символики и захвате административных зданий… Даже если какая–то тварь просто вздумает открыть свой поганый рот в адрес Украины и её военных… — Удар прикладом в поганую харю должен стать автоматическим»,


— пишет высокопоставленный офицер.

Таким образом, политическое подавление инакомыслия сознательно переносится в плоскость вооружённого насилия. В обстановке всеобщего психоза людоедские призывы националистов исподволь влияют на отношение военных к гражданскому населению, оборачивается прямым террором против местных жителей, приводит к многочисленными военным преступлениям и мародерству.

Экс-заместитель Днепропетровского губернатора Геннадий Корбан в интервью киевскому изданию «Гордон» подтверждает:

«Многие из них были мародерами. Я это первый понял, но закрыл глаза, потому что шла война… Бывало так, что заходили в какой–то населенный пункт и вывозили все: стиральные машины, телевизоры, холодильники, ковры… Колонны из 70 машин, набитых награбленным, везли».


Стоит ли после этого удивляться официальному сообщению львовской полиции о случайной находке.

«Патрулируя на улице Золотой, экипаж наткнулся посреди проезжей части на мужскую сумку… Сумка была наполнена золотыми изделиями: поврежденными цепочками, кольцами, серьгами и золотыми зубами…»,


— сообщала полиция в своём сообщении.

«Бесхозные» золотые зубы? Когда–то в истории это уже было…

Но самое страшное, что безнаказанное физическое и интеллектуальное насилие вполне оправдывают представители так называемой «творческой интеллигенции», которые разделяют и пропагандируют националистические взгляды. Вот поэт и депутат нынешнего состава Верховной Рады Евгений Рыбчинский заявляет:

«Донбассу нужно давать не особый статус, а специальный: колючая проволока, пропускные пункты, военные органы власти, комендантский час и лишение права голоса на 10 лет… И суды, суды, суды и суды…»


Его мысль развивает краевед изо Львова Илья Лемко, который пишет в газете «Збруч»:

«Их просто надо не признавать людьми и уничтожать как крыс, волков и ядовитых пауков, уничтожать, когда они будут лезть на нашу землю, уничтожать только для того, чтобы самосохраниться…»


Популярный украинский писатель Лесь Подеревьянский рассуждает о всей русской нации:

«Я не буду углубляться в антропологию, чтобы меня не записали в фашисты, но скажу о главном отличии между нами: они — рабы, а мы — свободные люди. И ничего с этим не сделаешь… Кацапы испытывают ненависть рабов к свободным людям. Это изначально глубокая ненависть. Потому что для них тот, кто не раб, — враг».


Подобных примеров можно приводить сотни и тысячи.

Ксенофобия не встречает никакого сопротивления и на уровне закона. Напротив, она поощряется с экранов телевизоров и в социальных сетях, постепенно становясь идеологией всего государства. Организованная украинскими спецслужбами подготовка диверсинно–террористических актов на территории России, целенаправленные подрывы линий электропередач, бесконечные попытки организовать транспортную и продовольственную блокаду Донбасса и Крыма, засвидетельствованные международными правозащитными организациями истязания заключённых в тюрьмах, вопиющая безнаказанность отрядов штурмовиков, жесточайшая цензура в сфере культуры и СМИ, культивируемые в социальных сетях симпатии к террористам (особенно, после повторного взятия ими Пальмиры и убийства российского посла в Турции), убийства политических оппонентов режима, например, Бузины и Калашникова — всё это свидетельствует, что постмайданная Украина фактически превратилась тоталитарного государство, поддерживающее терроризм на государственном уровне. Теперь украинские поклонники террористов ждут открытия европейских границ, чтобы и там наводить свои порядки. Они маршируют на Европу.

Константин Кеворкян

Источник

Комментарии: