Кваснюк: Киев испугался одесской фронды

29-04-2017, 16:10
Решение депутатов Одесского городского совета о возвращении старых названий переименованным в рамках «декоммунизации» улиц вызвало слишком резкую реакцию центральных украинских властей.

Кваснюк: Киев испугался одесской фронды


Об этом заявил экс–депутат Одесского городского совета, одесский журналист и телеведущий Григорий Кваснюк в комментарии Ukraina.ru.

— Как, по-вашему, будут реагировать городские власти на требование главы одесского областного управления СБУ?

— Я понимаю, что Батраков под своим начальником, Петром Алексеевичем. Ему тоже надо чего-нибудь сказать. Но само по себе требование Батракова незаконно. Если есть решение органа местного самоуправления, которое, по чьему-то мнению, нарушает действующее законодательство, то есть давным-давно расписанный порядок. Прокуратура обращается с протестом, то есть опротестовывает данное решение. А уже примут депутаты этот протест, поддержат его или нет — это другой вопрос.

— Имел ли право горсовет отменять решение Саакашвили о переименовании улиц?

— Во-первых, Саакашвили не имел права переименовывать одесские улицы так, как он это сделал. Поскольку необходимо было в любом случае проводить общественные слушания — так выписано в законе. А Саакашвили спрятался за то, что, дескать, раз город до определенного срока не переименовал улицы, то тогда вступает в силу решение о том, что Облгосадминистрация это делает. Но тогда Облгосадминистрация должна была бы проводить так называемые общественные слушания, что тоже, честно говоря, является ерундой. Ну как можно в миллионном городе проводить какие-то слушания, чтобы они точно отражали мнение горожан? Хочу еще раз подчеркнуть: переименование улиц это не вопрос Службы безопасности вообще. По одной простой причине: а в чем тут угроза государственной безопасности для Украины в целом? Чего их так трясет и колбасит? Ну, я то знаю, почему.

— И в чем же причина?

— Они испугались, что Одесса продолжает демонстрировать, что она находится в какой-то фронде к режиму. Одесса всегда была во фронде ко всем режимам — даже немножечко к советской власти. Но тут вопрос в другом. Они даже не понимают, что одесситов оскорбляет вот это наглое влезание к нам. Одесса в целом не поддержала ни Майдан, ни переворот, который произошел. А нам подсовывают: тут будет проспект «Небесной сотни», тут еще чего-нибудь. Придумали этих якобы мучеников и тому подобное. Одесситы и говорят — «это не наши дела». Нам это не надо — кому-то может и надо, а нам нет.

Кваснюк: Киев испугался одесской фронды


Самое главное — к чему этот протест Батракова? Дело возбудили — ну так расследуйте его. Определяйте — есть состав преступления или нет, другого не дано. Но я плохо понимаю — почему они засуетились? Что их не устроило? Это оказалась самая большая на сегодня проблема.

Каковы, по-вашему, перспективы уголовного дела против горсовета?

—Дело возбудили сразу же, и я прекрасно понимаю, как это произошло. Дело в том, что на сессию Горсовета, на которой было принято решение о возврате старых названий ряду одесских улиц, примчалась Светлана Залищук — народный депутат и подруга Лещенко и Найема, американских депутатов украинской Верховной Рады.

Она там верещала, что это проимперское, прокремлевское решение — о том, что оно проодесское, она, конечно не думала. Ей на сессии оппонировал дугой депутат Рады — Голубов. Потом депутаты проголосовали и решение было принято.

Я обоснованно предполагаю, что эта Залищук тут же, немедленно, отправилась в прокуратуру и накатала заявление. По ее статусу заявление, которое она подает, рассматривается немедленно, встреча с ней организовывается немедленно — в общем, все немедленно. Большая шишка.

Именно этим, скорее всего, объясняется срочность с принятием решения о возбуждении уголовного дела. При этом на каждой сессии в обязательном порядке присутствует прокурор города и начальник полиции города. Что мешало прокурору встать и сказать — «Алё, уважаемые, как прокурор ставлю вас в известность о том, что это решение что-то там нарушает»? Только то, что оно ничего не нарушает.

А претензии насчет того, что это якобы разжигание войны, призывы к войне — просто притянуты за уши. Из этого дела не выйдет ничего — просто ничего. У него нет перспективы не то что в суде — вообще никакой. Но волну в данном случае подняли.

Комментарии: