Кто поможет томящимся в украинских застенках героям «русской весны»

1-06-2017, 20:40
Кто поможет томящимся в украинских застенках героям «русской весны»


Четвертый год в одесском СИЗО содержатся активисты общественного движения «Куликово поле», основные обвиняемые по делу об одесской трагедии.

Им вменяют в вину случившееся 2 мая 2014 года. Ну а те, кто поджигал Дом профсоюзов и добивал раненых, оказались в стороне.
Кроме местных «куликовцев» на скамье подсудимых оказался гражданин России Евгений Мефедов, перебравшийся в украинский город к своей девушке за год до бойни.

Молодой человек в недобрый, как он сам говорит, час вышел в тот день на улицу посмотреть, что же происходит в охваченной беспорядками Одессе.

В итоге Мефедов оказался в числе тех, кто горел в одесском Доме профсоюзов. Евгения арестовали в больнице, куда он попал с тяжелыми ожогами рук.

Между тем обвиняют россиянина в организации общественных беспорядков на улице Греческой, где он, как считает сторона обвинения, провоцировал «мирных футбольных фанатов и членов националистических движений».

Причем никаких документальных доказательств, что Мефедов метал камни, «зажигалки» или стрелял, не существует. Даже словами молодой человек никак не мог задеть ни фанатов, ни иных патриотов Украины.

Более того, биллинг телефона россиянина показывает, что в это время он был в другом месте.

Причина пристального внимания к Евгению Мефедову — фотография, на которой он в камуфляже, с противогазной сумкой через плечо, в черной вязаной шапочке и с очень выразительным, решительным выражением лица шагает в рядах одного из многочисленных в марте-апреле маршей одесситов в поддержку «русской весны.»

Кто поможет томящимся в украинских застенках героям «русской весны»


«Его лицо стало своего рода визитной карточкой одесского сопротивления. Этого, как посчитали на Украине, вполне достаточно, чтобы посадить человека»,


— пояснил в комментарии «Ридусу» Валентин Рыбин, адвокат Мефедова, он сейчас безвозмездно защищает россиянина.

«Люди, протестовавшие против „майданного“ беззакония, естественно, не вызывали во мне осуждения. Свирепость по отношению к ним нового бандеровского режима, как у всякого нормального человека, вызывала во мне сочувствие и желание оказать поддержку».


— отметил адвокат.

По словам юриста, суд над Евгением Мефедовым и еще одним проходящим по данному делу подсудимым россиянином, Максимом Сакауовым, показателен.

«Система, не располагая никакими доказательствами их вины, делает все, чтобы как можно дольше держать наших соотечественников в застенках, дабы не будоражить воспаленные нервы „революционеров гидности“»,


— уверен Рыбин.

Никаких прямых улик против Евгения, как сказано выше, нет, обвинение держится на показаниях человека, возможно провокатора, который не может быть по закону свидетелем.

Дело в том, что «важнейший свидетель» — сам обвиняемый в этом же судебном процессе. Однако пока дело тянется, пятеро фигурантов дела сидят за решеткой. Прокуроры и судьи могут спать спокойно — патриотическая общественность ими не интересуется. Ведь, в случае чего, от озверевших наци их никто не защитит.

Ну а тем временем завершился срок полномочий одного из членов судейской коллегии. Был назначен другой судья, и теперь, по закону, слушания должны начаться с самого начала.

Валентин Рыбин даже и не надеется на то, что его подзащитного могут обменять на кого-либо из украинских задержанных, находящихся в заключении на территории России.

«России он вряд ли нужен. Евгений не имеет отношения ни к каким официальным структурам. Он яркий представитель тех, кто по собственной инициативе, на свой страх и риск, не ожидая официальных разрешений, встал против той темной силы, что погубила некогда прекрасную страну»,


— полагает адвокат.

Кто поможет томящимся в украинских застенках героям «русской весны»


«Он невиновен перед законом»,


— подчеркивает Рыбин и тут же добавляет, что в политических делах формальности никому не интересны.

«Приговор, безусловно, будет обвинительным»,


— уверен юрист.

Между тем Евгений Мефедов — далеко не единственный россиянин, оказавшийся в украинских застенках. Точное их количество, разумеется, известно украинским властям, считает адвокат, но это закрытая информация.

Эта цифра должна быть известна и российской дипломатической службе на Украине.

«Во время „русской весны“ в 2014-м множество добровольцев отправилось на Донбасс поддержать ополчение, а волонтеры — мирных жителей. Россияне попадали в плен, их меняли, многих убили, многие до сих пор остаются за решеткой. Информация об их судьбе противоречива. Кому-то повезло, им было предъявлено официальное обвинение или вынесен официальный приговор. Другие, и такие сообщения иногда попадают в СМИ, находятся в тайных тюрьмах»,


— поясняет Рыбин.

Но самое дикое, по словам юриста, заключается в том, что в застенки россияне попадают не только на территории, подконтрольной украинским властям.

«Тайные узники потеряли свободу и в любой момент могут потерять жизнь потому, что официально их просто нет.Гражданская война — пора беззакония и „революционной целесообразности“».


— говорит Рыбин.

Наконец, не единичны случаи, когда жертвами преследований со стороны украинских властей становились российские добровольцы, воевавшие на стороне Украины.

Но какое имеет значение политическая ориентация заключенного на Украине гражданина? Нацист он, интернационалист или просто уголовник? Он гражданин своей страны, России. Он по Конституции имеет право на покровительство своей страны, а с этим у российских граждан большая проблема

Кто поможет томящимся в украинских застенках героям «русской весны»


Впрочем, есть и те, кто на Украине пытается на официальном уровне защитить россиян, и таких не единицы.

«В начале 2015 года нами был создан Фонд правовой поддержки „Одиссей“. Мы рассчитывали на сотрудничество с посольством РФ на Украине по организации правовой и материально-информационной помощи российским гражданам, потерявшим свободу в нашей стране. По всей видимости, мы переоценили заинтересованность посольства в этом вопросе. Не мне об этом судить. Ведь действительно, никто никого на Украину не посылал»,


— рассказывает Рыбин.

Однако, по словам адвоката, если государство по каким-то причинам не может решать этот вопрос, значит, проблемой должно заняться гражданское общество.

«Ведь россиянин сейчас находится в заключении в чужой стране, без связи с родными, без средств, в полной информационной изоляции, брошенный друзьями и товарищами»,


— сетует юрист.

Рыбин приводит в пример дело 43-летнего Игоря Кимаковского, бывшего сотрудника Санкт-Петербургского государственного аграрного университета, директора центра информационных технологий. Он находится в Бахмутском СИЗО с июня 2015 года.
Кимаковский приехал в Донбасс волонтером, помогал восстанавливать разрушенные дома и распределять гуманитарную помощь. Однажды он по ошибке выехал на своем автомобиле на блокпост ВСУ и был задержан. В результате его обвинили в шпионаже.

«В его родном СПбГАУ сделали вид, будто такого сотрудника никогда и не существовало. А знаете, кто был в то время ректором? Виктор Ефимов, который на всю Россию выступает с лекциями о концептуальной власти, учит молодое поколение. Кимаковский брошен всеми. Поддержки никакой. Таких примеров можно привести множество, и это удручает»,


— отметил юрист.

Тем не менее, по словам адвоката, «гражданскому обществу вполне по силам помочь сбором информации о гражданах России, лишенных свободы за рубежом, в сборе средств на поддержку узников».

Наталья Холмогорова

Источник

Комментарии: