Дмитрий Скворцов: политзаключённые Украины — они сидят за нас

24-07-2017, 16:56
Известный киевский журналист, лидер «Украинского землячества» Дмитрий Скворцов, специализирующийся на православной тематике, объявил сбор помощи политзаключенным, четвертый год томящимся за решеткой в Одессе. О текущей ситуации Скворцов рассказал обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову.

Дмитрий Скворцов: политзаключённые Украины — они сидят за нас


Валентин Филиппов: Дмитрий, здравствуйте. Как вы считаете, зачем Украина так долго удерживает политзаключенных? Теоретически, Киеву проще было бы избавиться от них, — чтоб никто не прессовал по поводу жестокого обращения, по поводу незаконного удержания. Такое ощущение, что провоцируют, чтоб мы обязательно пришли их силой освобождать.

Дмитрий Скворцов: Никакого рационального смысла я не вижу. Потому что ведь, скажем, у донбассовцев находятся тоже десятки пленных из вооруженных сил Украины, из нацистских батальонов и так далее. Поэтому единственное здесь объяснение рациональное – это извечное «шо не зъим, то понадкушую», понимаете, или вот «назло сосиду отморожу уши», и так далее. Это такая черта.

Я имею связь с ребятами, которые сидят в киевском СИЗО. Боже, с какой они надеждой каждый раз ждут этих встреч в Минске, этой контактной группы, которую там возглавляет Ирина Геращенко! И каждый раз они мне сообщают, что из-за неё в очередной раз сорваны какие-то предварительные соглашения.

Причем, требования последние у неё были такие: — «Мы не намерены вообще общаться с представителями ЛНР, ДНР, мы намерены общаться с представителями России».

Ну, подождите, вы когда вообще подписывали Минские соглашения, вы же когда создавали эту контактную группу и так далее, четко там же было записано, кто есть какое контактное лицо с кем, понимаете?!

Ну, хорошо, вы ненавидите тех людей, которые сидят в украинских тюрьмах. Ну, елки-палки, если вы так страдаете за тех ваших «героев, яки там вашу краину захыщають на схидных кордонах», то почему же вы так к ним относитесь, почему же их не обменять? Вот здесь просто я не вижу никакого рационального объяснения!

Валентин Филиппов: Может быть, по задумке Киева, наличие такого количества «агентов Путина» в тюрьмах как бы подтверждает факт вмешательства России?

Дмитрий Скворцов: Дело в том, что этот факт уже не обязателен. Мы ж прекрасно знаем, какое количество «агентов Путина» находится в Верховной Раде, в правительстве и так далее, мы же слышим это от спикеров всех парламентских фракций. Эта парламентская фракция – это все «агенты Путина», вот эти все «агенты Путина», у нас Надежда Савченко – «агент Путина» и так далее. То есть, у нас достаточно на Украине «агентов Путина», чтобы ещё держать конкретно этих в тюрьмах, и из-за этого не выпускать своих, которые «настоящие герои», которые действительно пока ещё не «агенты Путина», это те, которые на передовой…

Валентин Филиппов: Людей, подготовивших «покушение на Алексея Гончаренко», по-моему, уже несколько десятков, если не сотен. Причем, некоторые из них до ареста не знали фамилии Гончаренко.

Дмитрий Скворцов: Там набирается добрый десяток, совершившего на этого «светоча украинского политикума» покушения. Причем, последние ребята, о которых я писал, просил помощи, они уже оказались «покушавшимися на Гончаренко» — в то время, когда чуть ли не год сидели уже по делу 2-го мая, по «несанкционированным массовым акциям»!

Они уже сидели и оказалось через год, что они уже сидят по делу о покушении на Гончаренко, хотя «покушение» это в 2016 году было!

Валентин Филиппов: «Покушений» было много. Последнее – это вообще очень яркое такое, когда отца погибшего Кушнарева арестовали. Я так понимаю, что организовывал эту подставу сам Гончаренко. Это отец этого парня, над которым Гончаренко селфи делал. Хорошо, что, может, дедушки уже в живых нет, потому что еще бы дедушку приплели.

Дмитрий Скворцов: Ну, в таком случае, если принимать во внимание тот самопиар по селфи, который Гончаренко делал 2-го мая в Доме профсоюзов, то, возможно, само это Куликово поле собиралось ради того, чтобы организовать покушение именно на Гончаренко.

Валентин Филиппов: Вы специалист по ситуации вокруг УПЦ Московского Патриархата. Мы видим, что Церковь пытается выжить в условиях нацизма, уже возит какие-то подарки воинам АТО, где-то молятся за победу украинского оружия над агрессором.

Дмитрий Скворцов: Я хочу, во-первых, вас поправить. Все-таки, не отпевают пока ещё тех «героев АТО», которые не являются членами Церкви, которые не крещены в Православии, то есть униатов, филаретовцев и тому подобных членов околорелигиозных организаций. Их, все-таки, священники УПЦ МП не отпевают.

А вот тех участников ВСУ и даже нацбатов, которые крещены в Православии, священник просто не имеет право не отпевать! Это душа, мы все должны за эти души молиться за то, чтобы Господь простил их заблуждения, которые были на земле, жестокость, которую они, возможно, проявили и так далее.

Но, нельзя сейчас говорить о какой-то консолидированной позиции УПЦ МП. Вы знаете, даже когда предстоятель УПЦ МП блаженнейший митрополит Онуфрий постоянно продолжает заявлять о том, что война в Донбассе – это война братоубийственная, и как бы говорит это от имени Церкви, то даже при этом многие епископы, не говоря уже о просто священнослужителях, они публично эту точку зрения опровергают. Вот, благословляя, допустим, правосеков и так далее, на защиту «риднои украинськои зэмли вид схидного агресора».

Поэтому, мы в данном случае, наверное, можем говорить только об отдельных поступках отдельных священнослужителей, в том числе епископов, в том числе самого блаженнейшего Онуфрия, поскольку, все-таки, консолидированной такой позиции, высказанной Синодом или даже Собором Украинской православной церкви Московского Патриархата насчет того, что происходит сейчас, — её все-таки нет. И вот это, наверное, не к лицу церковной структуре, которая обязана давать духовную оценку происходящему. И, если кто-то, допустим, с этой духовной оценкой не согласен, то внутри Церкви, опять же, нужно вести какие-то дискуссии, вразумлять кого-то, кто благословляет войну, кто возит тем, кто обстреливает мирные города, не только гуманитарную помощь, но и, скажем, запчасти для автотранспорта. Мы же понимаем, что автотранспорт – это не совсем то, что требует духовной опеки, правильно?

Валентин Филиппов: Правильно.

Дмитрий Скворцов: Ну, там, бензин. В конце концов, допустим, теплые вещи. Вот представьте себе, под Москвой в 1941 году, холодная зима…

Валентин Филиппов: А немцев надо согреть…

Дмитрий Скворцов:Да. Юный, сопливый фриц какой-то, юноша с автоматом, допустим, стоит там и стреляет куда-то в сторону партизан. И тут выходит какая-нибудь бабушка из этого села и несет ему рукавички, потому что «у меня точно такой же внучек, как ты, ему столько и ему тоже сейчас, наверное, холодно. На тебе, сынок, рукавички, чтобы у тебя пальчики не дрожали в тот момент, когда стреляешь в партизанский отряд», правильно?

Валентин Филиппов: Правильно.

Дмитрий Скворцов: Можно ли назвать это гуманитарной помощью? Я не думаю. Ну, вот такую гуманитарную помощь оказывает Украинская Православная Церковь Московского патриархата в лице, скажем, даже целых епархий. И им очень хочется создавать это впечатление здесь, внутри Украины, чтобы, не дай Бог, не тронули. Но, как показывает опыт, тысячелетний опыт Церкви, сколько ты волка не корми, сколько ты не демонстрируй ему свою лояльность, он тебя все равно сожрет — только лишь потому, что ты православный.

В наших условиях православный – это означает русский. Понимаете? И сколько ты не демонстрируй свою лояльность к Украине, все равно, украинство само по себе было создано для того, чтобы искоренить Православие здесь, на этой русской земле, и таким образом её дерусифицировать.

Поэтому, никогда в жизни они не успокоятся. Все равно, их цель вас уничтожить. Все равно вы будете по их прогнозам уничтожены, так хоть сохраните лицо.

Вы же знаете, что Господь сказал, что врата ада не одолеют Церковь мою. Так верьте ему, доверьтесь ему, он сохранит её. А вы сохраните для Господа души. А так вы и души теряете, смущая их своим украинством, и все равно не останетесь вы по прогнозам украинцев живы. Ну, так уже, как бы, или крестик оденьте, или рясу снимите.

Валентин Филиппов: Хорошая аллегория, хорошая. К расколу приведет это все или нет?

Дмитрий Скворцов: К расколу? Нет. Церковь в очередной раз очистится от очередных плевел, от тех, для которых важнее украинская идея, чем Церковь. Вот я уже не раз говорил, что в чем главный девиз украинства? «Украина понад усе». В чем главный девиз православных? Это первая заповедь Иисуса Христа: Возлюби Господа Бога всем сердцем, душой и так далее. Понимаете, то есть Господь превыше всего. Так вот, в очередной раз, от Церкви, от тела Христова отделятся те, кто «Украина понад усе», в том числе превыше Бога. Вот и все.

Валентин Филиппов: Хорошо, огромное Вам спасибо.

Дмитрий Скворцов: Называется, поговорили о пленных.

Валентин Филиппов: Да, называется, поговорили о пленных.

Дмитрий Скворцов: Понимаете, меня удивляет даже некоторое иногда равнодушие по отношению к пленным. Вот, скажем, в Киеве сидит гражданин Бразилии Рафаэль Лусварги, человек, который служил в интербригаде, по-моему, у Мозгового, если я не ошибаюсь. По глупости своей приехал в Одессу, здесь его и взяли и запаковали. И вот сейчас сидит, получил то ли 13, то ли 14 лет. Ему много не надо, ему нужна только Библия на португальском языке.

Вот наши ребята киевские, так называемые «оболонские террористы», которые, если помните, бросили гранату в офис правосеков на Оболони. Я сейчас не буду давать оценку этому деянию. Ну, возможно, если люди посчитали, что идет война, значит, воюем везде, это их понятия. С другой стороны, умно ли было это делать в Киеве? Я вот очень сильно сомневаюсь.

Валентин Филиппов: Ну, я не знаю. Да пусть они боятся везде, а не только на фронте, знаете. Это мое мнение.

Дмитрий Скворцов: Значит, и вот эти вот ребята, они сами в тюрьме воцерковились, потому что к ним ходит священник туда нашего Московского Патриархата. И бразильца тоже практически воцерковили, ему нужна только Библия на португальском языке. Он просит уже у консула бразильского эту Библию полгода. Я звоню в посольство. Они мне отвечают: Вы знаете, мы тут все атеисты. Я говорю: Ну, так что, трудно с дипломатической почтой из Бразилии, Вы же все равно почту присылаете, книгу? Вот они мне неделю не отвечают. Много человеку не надо, и не просят же его там содержать и так далее. Ну, передайте хоть Библию на португальском языке! И то, не получается.

То есть, на самом деле, люди там страдают от отсутствия какой-то и духовной помощи. А вот сейчас одесситы очень многие очень больны. За вот эти четыре года. Они больными туда пришли. Сумасшедшие деньги требуются вообще на какие-то операции даже в мирных условиях. Люди там сидят.

В общем, я хочу, чтобы люди просто знали, люди многие, чтобы ценили свободу, ценили то, что они находятся на свободе в то время, как очень многие очень сильно страдают и даже не доживают, допустим, до выхода. Уже один человек в Одессе умер от сердечного приступа в тюрьме.

Вот, в Житомире сидит, насколько я знаю, Тимонин. Там Дмитрий Василец и Тимонин, два человека. Тимонин, который от отчаянья жизнь самоубийством уже пытался закончить. То есть, мы должны осознавать, насколько трудно там сейчас приходится тем всем нашим единомышленникам, которые за свои убеждения сидят.

И, наверное, они и нас охраняют, потому что, видимо, какие-то международные организации украинской власти уже попеняли за тюрьмы СБУ и за пытки, факты о которых обнародовала, между прочим, комиссия ООН. И поэтому сейчас новых особо уже и не набирают.

Так вот вы знайте там сидят и страдают за нас, за то, что нас, здесь на Украине новых пока не набирают. Поэтому, я очень прошу всех, кто православный, всех не забывать молиться о тех в темницах находящихся, в гонениях за правду, за веру нашу православную, за правду и за наше Великое Отечество.

Пожалуйста, молитесь.

Я очень прошу.



Источник

Другие новости по теме:

Комментарии: