Дмитрий Губин: зачем присяжные, когда есть «Азов»? Нацисты кошмарят судей по делу Штепы

5-10-2017, 12:50
Дмитрий Губин: зачем присяжные, когда есть «Азов»? Нацисты кошмарят судей по делу Штепы


Суд над экс-мэром Славянска Нелей Штепой проходит в Харькове под контролем штурмовиков «Азова». Они практически стали еще одной стороной процесса.

После более чем трех лет пребывания в СИЗО Штепа не в камере, а под домашним арестом. На заседания ее возят из Славянска в Харьков. Судьи, вынесшие такое решение, в опасности. Не в опасности быть уволенными, хотя и такой вариант исключить нельзя, а просто потому, что штурмовикам не понравилось их решение.

Напомню вкратце ситуацию. Штепу арестовали 13 июля 2014 года. Ей инкриминируют совершение уголовных преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 110 "Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины, которые повлекли гибель людей" и ч. 1 ст. 258-3 "Создание террористической группы или организации" Уголовного кодекса Украины. Она попала в харьковское СИЗО, из которого вышла под домашний арест только 20 сентября этого года.

22 сентября в Ленинском суде Харькова прошло очередное заседание по делу экс-мэра Славянска Нели Штепы. Туда пришли боевики «Східного корпусу» (они же — ГК «Азов» и актив партии «Национальный корпус») — около 20 человек. После заседания Штепа с защитниками очень быстро уехала, а боевики погнались за судьей со словами «Это незаконно».

26 сентября прессинг штурмовиков на суд продолжился. Обвиняемая пришла со сломанным браслетом.

«Поломался — это громко сказано. Есть незначительные повреждения, которые требуют ремонта. Пока не оденут электронный браслет, Неля Штепа находится под круглосуточной охраной. Ее охраняют бойцы Нацгвардии»,


— рассказал адвокат Александр Шадрин.

На заседании обвиняемая сидела уже с новым браслетом на руке. На суд снова пришли около 20 штурмовиков «Азова», которые обвинили Штепу в том, что она «встречала боевиков, будучи городским головой Славянска». Штепа, в свою очередь ответила, что «встречала не боевиков, а Национальную гвардию». Началась перепалка, которую завершил судья своим появлением в зале. Охрана практически бездействовала.

После заседания штурмовики ждали и судью, и обвиняемую, но те покинули зал через черный ход. И дальнейшие заседания по этому делу тоже не проходили без «смотрящих» со стороны нацистов.

Дмитрий Губин: зачем присяжные, когда есть «Азов»? Нацисты кошмарят судей по делу Штепы


В такой обстановке объективное рассмотрение дела, которое должно закончиться оправданием или переквалификацией статей на менее тяжкие, невозможно. Хотя и прокуратура подумывает сменить гнев на милость.

«Дадут ли ей условный срок или все-таки лишат свободы, пока говорить рано»,


— говорит начальник отдела прокуратуры Харьковской области Елена Кравченко, признавая возможность более мягкого решения.

И чего бы не сменить, спрашивается? Ведь Штепа — не боец, не организатор сопротивления и даже не инакомыслящая. Более того, она успела посидеть «на подвале» в своем родном Славянске до его занятия украинскими войсками. Она всегда старалась демонстрировать своё украинство, в вышиванках и веночках ходила. В общем, «хороший человек, но не орёл».

Дмитрий Губин: зачем присяжные, когда есть «Азов»? Нацисты кошмарят судей по делу Штепы


Является ли она политзаключенной? Судя по номерам статей — безусловно, является. Совершала ли она преступления, за которые прокурор требует пожизненного заключения? Нет, не совершала. Если человек сидит не по тем статьям, по которым его надо расстрелять, то он — невинная жертва. Поэтому вполне можно говорить в данном случае об образцово-показательной расправе.

Что это напоминает? Фашистскую Италию, где судей и адвокатов, чуть отступивших от линии дуче, чернорубашечники поили касторкой на глазах у населения. Или немецкие судилища первых лет гитлеровского правления, где штурмовики СА умели подсказать людям в мантиях «расово-правильное» решение. Точно по этим же лекалам работают боевики в Харькове и Одессе.

И раньше они могли сжечь автомобиль адвоката, поорать в зале суда, как это регулярно происходит в Полтаве, где судят харьковского мэра Кернеса.

Дмитрий Губин: зачем присяжные, когда есть «Азов»? Нацисты кошмарят судей по делу Штепы


«Работать стало опасно, угрозы идут постоянно, стена напротив офиса разрисована свастиками и «волчьими крюками». Сколько раз обещали покалечить»,


— говорит один из харьковских адвокатов, защищающий политузников.

А еще вспоминается знаменитое дело Дрейфуса, где правосудие хотело отправить в ссылку офицера-еврея даже тогда, когда стала понятна его невиновность. При этом, по словам одного из его активных защитников, Жоржа Клемансо, сам Дрейфус был «удивительно ничтожным человеком». Однако замечу, что любая жертва произвола достойна защиты и общественного внимания и любой судья должен рассматривать дела в безопасном режиме.

Тут также нельзя не вспомнить позорный процесс 1913 года в Киеве, где некоего Бейлиса пытались обвинить в ритуальном убийстве Андрюши Ющинского. Там, как и в нынешних процессах, были «прелести» — и напор обвинителя, и путающиеся в показаниях свидетели, и заключение недобросовестного эксперта, отца великого авиаконструктора, профессора-психиатра Сикорского. Тогда желанию вынести суровый приговор и давлению погромщиков противостояла коллегия присяжных, которая оправдала жертву кровавого навета.

Кстати, все судебные реформы, проводившиеся за годы независимой Украины, никакого суда присяжных не предусматривали, и качество решений, особенно с 2014 года, заметно уступает вердикту по делу Бейлиса. А зачем присяжные, когда есть «Азов»?

Дмитрий Губин

Источник

Комментарии: