#ДелоМастикашевой «Я просто боюсь за свою жизнь, тут хуже, чем в концлагерях», — письмо политзаключенной, удерживаемой в психбольнице

7-12-2017, 21:00
Мы уже сообщали о том, что Бабушкинский райсуд Днепропетровска, вопреки всем доводам защиты, продлил срок содержания политзаключенной Дарьи Мастикашевой под стражей еще на 60 суток. Если дело не клеится — его шьют: именно так украинская хунта решила доказать свое превосходство перед 30-летней спортсменкой, не имевшей и не имеющей никакого отношения к политике.

#ДелоМастикашевой «Я просто боюсь за свою жизнь, тут хуже, чем в концлагерях», — письмо политзаключенной, удерживаемой в психбольнице


С 24 ноября «укрощение строптивой» продолжается уже не в СИЗО-4 Днепропетровска, откуда Мастикашеву выписали по указанию «сверху», а в 15-м отделении Днепропетровской клинической психиатрической больницы, подконтрольной СБУ (в народе эта «психушка» известна как «Игрень»). Туда Дарью поместили незаконно, без решения суда — просто, чтобы показать, кто в доме, пардон, дурдоме, коим сейчас является Украина, хозяин.

В распоряжении ИА «Антифашист» имеется письмо Дарьи Мастикашевой, в котором она рассказывает о жутких условиях пребывания в этой психбольнице. Холод, сырость, голод, отсутствие лечения от элементарной простуды, решетки, запреты, применение психотропных препаратов и вопрос, озвученный «психологом»: долго ли еще будешь в «несознанке»?

#ДелоМастикашевой «Я просто боюсь за свою жизнь, тут хуже, чем в концлагерях», — письмо политзаключенной, удерживаемой в психбольнице
#ДелоМастикашевой «Я просто боюсь за свою жизнь, тут хуже, чем в концлагерях», — письмо политзаключенной, удерживаемой в психбольнице


«Привет всем, любимые мои и родные! Держаться больше нет сил. Так как с того момента, с 24.11.17 года, как меня незаконно поместили в психушку, первые пять дней мне в чай, компот подсыпали галлюциногенные и снотворные препараты, после которых начиналась рвота. Меня поместили якобы в теплую камеру, но здесь такой холод и сырость, что под двумя одеялами невозможно согреться, замерзают даже глаза и ресницы.

25.11.17 года я заболела, у меня поднялась температура, насморк, воспалились гланды. Когда я обратилась за помощью, мне сказали, что у нас лекарств нет. Даже если б они были здесь, их выдают три раза в день, нужно при враче закапать, выпить таблетку, а потом показать язык, спрей для носа и тот не разрешают оставить. Когда я попросила принести кипяток и терафлю, мне принесли еле теплую воду, которая через 3 минуты остыла от холода, но самое интересное, что в эту воду подсыпали какой-то препарат, после которого у меня опять начались глюки, и я уснула. Так что, на сегодняшний день я просто боюсь за свою жизнь, до сих пор я болею, но боюсь принимать лекарства. Впоследствии этого у меня начался сильный бронхит, и что делать я не знаю, боюсь, чтоб это сейчас не переросло в туберкулез или пневмонию.

Камера выглядит так: две шконки, стол, скамья, умывальник и сортир, окно, от которого идет сильный сквозняк, три решетки на окне, сортир находится прямо возле дверей (то есть, любой может заглянуть, как ты ходишь в туалет). За окном, когда идет дождь, постоянно стучит так, что даже если ты очень хочешь спать, уснуть невозможно просто. Еду, которую тут дают, не то что есть невозможно, ее бы и собаки не ели! В общем, это просто даже кошмаром назвать сложно. Санитарки - это просто нелюди, хамки редкие. Если хочешь покурить, ты должен позвать охранника, и он тебе подкурит. Так как спички и зажигалки запрещены, но охранника еще дозваться нужно. Ручки для письма тоже запрещены, только карандаши.

28.11.17 года я услышала, как две санитарки обсуждали меня, а именно, они говорили, что «из еды я ничего не беру, а у нас порошок, его нужно только в жидкое растворять». 28.11.17 года СБУ опять угрожала, что если я не подпишу документ, то буду тут, то есть, в психушке, еще долго. Три раза у меня была апелляция, но так меня никто не вывез никуда. Думаю, и 11.12.17 года тоже не вывезут, боятся. В общем, это все делается специально для дискредитации меня.

27.11.17 года меня вызвал к себе заведующий Головачук В.А. и показал документы. Это было смешно, так как они недействительны, нет решения апелляционного суда и постановления старшего следователя ОВД УСБУ в г. Днепро, стоит не подпись Кузьменко О.В., а кого-то другого. А в воскресенье ее вообще не было. После этого, не объяснив ничего, начал задавать вопросы: - «Где училась? Сколько классов закончила? Замужем ли? Где работаю? Что делала после школы? Курю, пью, употребляю наркотики?» При этом делал постоянно какие-то заметки.

29.11.17 года меня типа осмотрели терапевт и невропатолог. Но это сложно даже назвать осмотром. Это длилось по 30 секунд. Так же в этот же день меня принял психолог Сергей Иванович, который тоже без объяснения начал задавать такие вопросы: «Где работаю? На какой должности? Сколько зарабатываю? Как могу себя охарактеризовать? И долго ли я еще буду в несознанке?» (этот вопрос он повторил несколько раз).

Также за эти 5 дней с моего незаконного помещения в психушку меня принудительно заставляли сдать кровь и мочу, и это после препаратов, которыми меня обкалывали. Продукты пересматривают очень тщательно, туалетную бумагу режут напополам. Тут хуже, чем в концлагерях. Даша».


11 декабря по делу Дарьи Мастикашевой состоится очередное заседание Апелляционного суда Днепропетровской области. Ни защита, ни родственники, ни сама Дарья не возлагают никаких надежд на справедливое решение суда, поскольку заказной характер всех предъявленных спортсменке обвинений очевиден.

Источник

Комментарии: