Дело Волкова: как СБУ уничтожает свободу слова на Украине

26-03-2018, 21:36
Дело Волкова: как СБУ уничтожает свободу слова на Украине


На Украине продолжается травля неугодных журналистов, которых бросают за решетку по вымышленным обвинениям. Одним из примеров тому является дело запорожского журналиста Павла Волкова, который находится за решеткой почти полгода.

Арест журналиста и фабула обвинения

Павел Волков был арестован СБУ 27 сентября 2017 года в собственной квартире. В СБУ тогда заявили, что он якобы являлся сотрудником комитета социальных коммуникаций в ДНР, где готовил и размещал на сепаратистских интернет–ресурсах различные противозаконные материалы по заданию неких неизвестных кураторов из России. Из сообщения пресс–службы ведомства следует, что Павел призывал к изменению территориальной целостности и неприкосновенности украинских границ и «провоцировал разжигание межнациональной розни». Кроме того, он якобы получил задание организовывать в городе Запорожье некие «протестные акции с целью дискредитации Украины». У него изъяли компьютерную технику и носители информации с «доказательствами подготовки и распространения антиукраинских материалов и участия в незаконном референдуме». Подобное сообщение было подкреплено фотографиями с некими электронными носителями, украшенными георгиевскими лентами.

После ареста ситуация развивалась стандартно, как и в большинстве «политических» дел. Вяло текущее следствие, сопровождающееся постоянным продлением меры пресечения в виде ареста на 60 суток.

Изначально журналисту инкриминировали часть 3 ст.110 УК Украины — «распространение материалов с призывами к изменению границ территории Украины в нарушение Конституции, что привело к гибели людей и другим тяжелым последствиям». 16 января этого года, видимо, сочтя такую формулировку недоказуемой, подозрение изменили на часть 2 ст. 110 УК Украины — «посягательство на территориальную целостность Украины», а также статью 258 часть 3 — «содействие террористической организации». Обвиняемому угрожает срок от 12 до 15 лет лишения свободы.

Как указано в обвинительном акте, Волков якобы принимал участие в референдуме о провозглашении ДНР 11 мая 2014 года, будучи наблюдателем на одном из избирательных участков. Его вина, по мнению правоохранителей, также заключается в «создании и размещении в антиукраинских интернет-изданиях и интернет платформах для блогеров статей информационно-аналитического характера, содержание которых подстрекало к изменению границ территории Украины в нарушение порядка, предусмотренного в Конституции». Данные статьи публиковались им в издании «Антифашист», социальных сетях «ВКонтакте» и «Живой журнал».

При этом подробное описание обвинения изобилует политическими клише, не подкрепленными доказательствами фактами и формулировками «сговор с неизвестными лицами», «при невыясненных следствием обстоятельствах».

Критика власти и национализма как криминал

В августе 2015 года, будучи в Донецке, Волков якобы имея цель «способствовать дестабилизации общественно–политической и утраты авторитета органов государственной власти Украины», по словам СБУ, стал журналистом некого Комитета социальных коммуникаций при народном совете ДНР. Обоснование данного тезиса отсутствует. Далее в пример «подрывной деятельности сепаратиста» приводятся многочисленные статьи, написанные Павлом. В них он приводил мнение депутатов народного совета ДНР по поводу ситуации на Украине, обвинял украинскую власть в нарушении Минских соглашений и обстрелах населенных пунктов Донбасса, критиковал ее за нежелание предоставить ДНР-ЛНР особый статус, за разгул национализма и русофобии.

В частности, в статье «Будущее украинца: бедный безработный националист», размещенной в российском издании «Антифашист», ключевая мысль заключается в том, что украинская власть взяла из национализма худшее (милитаризм, ненависть к соседям, русофобию) и привела страну к массовой бедности и безработице.

В другой статье в «Живом журнале» Волков привел слова депутатов ДНР с критикой УПА, где говорилось том, что УПА не имеет отношение к казачеству и является карателями. В материале «Минск для Запорожья», анализируя возможные последствия выполнения Минских соглашений, автор утверждал, что «по выполнению «Минска» мы будем иметь конфедеративную Украину», а позже критиковал Киев за желание диктовать свою волю регионам, но высказывая мнение, что власть ослабнет, а региональные элиты будут требовать реальной децентрализации. Еще один момент критики властей ставится в вину Павлу в статье под названием «Ведь Мы — европейцы», где он утверждает, что ради безвизового режима с ЕС была свергнута законная власть, утрачены территории и несколько миллионов населения, сожжены люди 2 мая в Одессе и развязана гражданская война в Донбассе.

В общем, критика власти, национализма, цитирование определенных политиков, высказывание мнения о гражданской войне и губительности «евроинтеграционного» курса для Украины для сегодняшних украинских силовиков является антигосударственным преступлением.

На протяжении 2015–2017 годов Павел действительно посещал территорию непризнанной республики. Но это вовсе не является чем–то криминальным. Тем более, что делал он это через территорию Украины, оформляя соответствующее разрешение СБУ в установленном порядке. Он периодически навещал больного дядю, проживающего в Донецке. Если бы он действительно был сотрудником структур ДНР, то он явно не стал бы «светиться» на украинских блокпостах, да и смысла в таком случае возвращаться в Запорожье ему не было.

Что же касается профессиональной деятельности, то Волков сотрудничал с российскими изданиями «Взгляд», «Антифашист» и некоторыми другими менее известными. Но право на свободу слова никто не отменял, где и в каком виде публиковать свои материалы — личное дело журналиста. То, что СБУ сочло их «антиукраинскими» — это оценочные суждения, ибо в Уголовном кодексе такое понятие отсутствует. Безусловно, подобное обвинение не имеет весомых перспектив в суде. Однако, как в случае с другими политическими узниками, Волкова будут содержать под стражей максимально возможное время.

Таким образом, можно подвести итог, что дело Волкова можно является вопиющим актом преследования человека за иное мнение, отличное от позиции властей и сторонников Майдана. Поэтому его можно смело поставить в один ряд с делами Василия Муравицкого и Васильца–Тимонина. В стране, где, по словам президента, существует «нечувана свобода слова», до реальности такого положения дел очень далеко.

Виталий Диденко

Источник

Другие новости по теме:

Комментарии: