Новости дня:

Интервью с Дмитрием Васильцом, журналистом, который 3 года провел за решёткой по лживому обвинению СБУ

28-04-2018, 00:44
«Инфоцентр» публикует интервью с Дмитрием Васильцом, журналистом, почти 3 года проведшим за решёткой по лживому обвинению Службы безопасности Украины в терроризме. Дело Васильца приобрело широкий резонанс как в Украине, так и за рубежом. Несмотря на то, что суд отпустил журналиста на свободу, суд продолжается. Мы решили узнать Васильца обо всех подробностях резонансного дела от первого лица.

Интервью с Дмитрием Васильцом, журналистом, который 3 года провел за решёткой по лживому обвинению СБУ


- Вы уже дали много интервью. Но перед тем, как мы с Вами договаривались о нашем интервью, Вы говорили об условии, что с российскими средствами массовой информации не общаетесь. Почему такая позиция, особенно с учетом того, что российские СМИ о Вас, честно говоря, говорили гораздо больше, чем украинские?

- Ну тут дело в первую очередь в том, что пока уголовное дело наше не закончено, это может быть неадекватно воспринято, и поэтому мы с адвокатами решили, что, пока идет рассмотрение дела, общения с российскими СМИ у нас не будет для того, чтобы не повредить делу. Ситуация в Украине касательно общения с российскими СМИ настолько деградировала, что появление человека в российских СМИ порой рассматривается в суде как «доказательство вины»!

- Как Вы относитесь в целом к ситуации с украинскими СМИ, которая сейчас сложилась? Кстати, к Вам украинские СМИ обращались за комментариями?

- «ТСН», «5-й канал», «Прямой», «СТБ»» и так далее – я их вообще за СМИ не считаю, это просто тупые провокаторы, и общаться с их так называемыми «журналистами», конечно же, я не буду, потому что для меня это – нерукопожатные личности, непорядочные. Я просто видел и до моего ареста и после, что, к сожалению, большинство из тех «журналистов» способствовали развязыванию войны на Донбассе. И поэтому в любом случае, даже если бы они ко мне обратились, я бы им принципиально отказал и никогда бы с ними разговаривать ни о чем не стал.

- Но таких случаев не было? Никто из провластных СМИ не обращался к Вам за просьбой об интервью?

- Нет, и это хорошо. Потому что, я думаю, они поняли, что с ними я буду говорить только матом.

- Следующий вопрос. По поводу той «Новороссии», которую Вам пытаются пришить. Вот у меня два вопроса. Какая именно «Новороссия ТВ» имеется в виду в обвинениях? Есть эфирный телеканал ДНР, «Новороссия ТВ». Есть несколько ютуб-каналов под названием «Новороссия ТВ». Так какая «Новороссия ТВ» лежит в Вашем обвинении? Тот самый крупный ДНР-вский канал «Новороссия ТВ» или какой-то другой?

- С учетом материалов дела, я так понял, что мне пытались пришить создание именно Ютуб-канала.

- Этого телеканала или какого-то другого?

- Да, этого телеканала. Но вы понимаете, в чем дело. Ни я, ни Евгений Тимонин к «Новороссии ТВ» не имеем никакого отношения. Если бы мы как-то, хоть рядом стояли, ну это было еще полбеды. А так, когда читаешь наше дело между строчками, вернее, тут надо читать между принтскринами с Интернета. А там, если читать между строчками, написано: «противостоял разжиганию войны на Донбассе и всячески мешал это делать про властным СМИ, за это его и посадили». Это вот коротко содержание дела. Если читать между строчками.

- Понятно, но, с точки зрения, скажем так, Буквы Закона, Ваша вина заключалась в чем? В том, что Вы зашли на «Гугл-мэйл», создали почтовый ящик, потом создали ютуб, поставили на него картинку и написали слово «Новороссия ТВ»? Вот я просто технически не понимаю, в чем состоит настройка ютуб-канала, то же самое, что настроить аккаунт в «Фэйсбуке».

- Дело все было как? Сначала шла речь о том что мы с Евгением Тимониным съездили на три дня в Донецк, отсняли кучу материала, приехали в Киев. После поездки через неделю к нам пришли «в гости» СБУшники и спросили: «А че вы там делали?». Мы сказали, что мы ездили в Донецк от нашего ресурса «Правильное ТВ». У нас тогда был свой новостной ресурс, и вот наш материал.

- Ютуб-канал, если я не ошибаюсь?

- Да, да. Ну тогда у нас еще был сайт «Правильного ТВ», но когда нас арестовали, сайт СБУшники закрыли. Мы без проблем предоставили сотрудникам СБУ материал что отсняли в Донецке, и сказали, обращайтесь, мы всегда поможем, чем сможем, секретного у нас ничего нет, СБУшники тогда развернулись и ушли. Прошел почти год, за это время я начал заниматься уже совсем другими журналистскими проектами. Это – «Медиалюстрация», «Музей информационной войны», «О чем молчат СМИ». И когда СБУшникам надо было на меня фабриковать дело, нашу поездку – эти три дня в Донецке летом 2014 года, нам вменили как «информационное содействие террористам» при чем на дату нашей поездки толком не существовало ни «Новороссии ТВ», ни ДНР, ЛНР!

- Да, «Новороссия ТВ» создана в сентябре 2014 года.

- И вот по дурости СБУшники, которые занялись фабрикацией дела, решили пойти по пути наименьшего сопротивления и обвинили нас в том, что мы в 2014-ом в Донецке были! Поэтому в обвинительном документе они написали, что за три дня, которые мы там были, мы «набрали персонал для всего телеканала», а это, чтобы вы понимали, минимум 50 человек даже для интернет-телеканала, обучили этот персонал видеомонтажу и работе на специальных программах, кстати, которыми мы тоже не умели пользоваться, но это неважно.

Вы представляете сколько всего можно сделать за 3 дня?! Также в обвинительном документе идет речь о том, что мы настроили программное обеспечение, какое, правда, непонятно, там не сказано, а также настроили онлайн-сервис трансляции на «Ютубе».

Ну представляете, что такое нанять человека на работу? Это дать объявление, подождать, пока он позвонит, провести собеседование, провести второе собеседование. Ну за три дня это физически невозможно сделать, тем более для 50-ти человек, это отпало. Дальше по обвинению отпал пункт по обучению людей. Ну как за три дня человека можно обучить какой-то специальной программе, например, видеомонтажу? Ну никак! И вот когда поотпадала такая дурость, осталось только то, что они не могли доказать, но в теории мы могли бы сделать, ведь в теории мы могли зарегистрировать ютуб-канал.

И в конечном итоге это осталось единственным фактором, на который СБУшники опирались. И они были вынуждены только это и озвучивать. И это смешно, но они должны были хоть что-то говорить.

- То есть, с таким же успехом Вас могли бы обвинить в создании ютуб-канала «Анна-ньюс», «Ньюс-фронт» или «РИА Новости»?

- Или там «Аль-каида», или там террористическая организация ИГИЛ, им легко прийти и вломиться кому ни будь домой, со спецназом «Альфой» и увезти в неизвестном направлении на суды. Так называемые «политические статьи» очень удобные, потому что меры пресечения другой нет, и так любого человека годами можно держать в тюрьме. СБУшники этим пользуются, и им эта аргументация или доказательная база на судах не нужна, потому что суды обязаны содержать человека под стражей как минимум до вердикта суда первой инстанции.

- До оправдательного приговора они обязаны содержать Вас под стражей.

- Да-да, то есть, ни до оправдательного, а до суда первой инстанции, а суды ж могут у нас длиться и по 5, и по 10 лет.

- Вопрос по поводу Вашего дела. Вы говорили, что Вам предлагали оговорить руководство «17-го канала» и дать на них некие признательные показания. В чем заключались данные признательные показания? В том, что канал финансируется Россией или в чем?

- Нет, там признательные показания должны были быть следующего содержания. Я даже специально у следователя поинтересовался, а какими они должны быть. И там я по этому поводу написал открытое письмо, оно есть, кстати, в Интернете, и часть этого письма Жан Новосельцев, Кутепов Алексей, Андрей Павловский «Видеообращение 17-го канала» зачитали в Генеральную прокуратуру. Там следователь просил показания по поводу того, что «17-й канал», мол, распространяет согласованную с Захарченко и Плотницким пропаганду ДНР, сепаратистскую идеологию. И вот эти телемосты, которые они делали с Донбассом, в то время, когда они хотели помирить граждан страны, чтобы мы были едины, конфликт свести на нет, то тогда они хотели этому пришить «как сознательное содействие терроризму, согласованное», что они, мол, ездили туда, что, мол, они свою программу согласовывали с Захарченко и т.д.

- По поводу Тимонина. Была информация, точнее, даже Вы ее подтверждали, что ему также предлагали сдать Вас в обмен на освобождение. У него там чуть ли не суицидальные были настроения. Как с ним ситуация разрешилась, и остались ли вы друзьями? По какой причине он на это не пошел? Ваше мнение.

- Друзьями мы остались. Могу сказать, что Тимонин - настоящий мужик. Он, конечно, своеобразный человек, но, тем не менее, он не оговорил меня, как его СБУшники к этому не склоняли. Он просто отказался и сказал, что я этого делать не буду. То есть таким образом он поставил все точки над «i», и даже когда СБУшники хотели нас повести на обмен, то СБУшники думали, что Тимонина склонить к обмену будет проще, чем меня. Но Тимонин часа 1,5-2 говорил СБУшникам на все их вопросы и россказни все одну фразу: «Я без Васильца никуда не поеду, мы вместе сели и вместе выйдем, позовите Дмитрия Васильца, как он скажет, так мы и решим». Когда меня вызвали, главный СБУшник говорит, что, кроме этого, Тимонин ничего не говорит, поэтому мы вам даем время, чтобы вы пообщались и решили. И тогда мы окончательно послали ко всем чертям этого полковника много раз. Он как раз нас снимал на камеру, надеюсь, что он где-то это видео опубликует.

- По поводу обмена. Вы много об этом говорили и объяснили свою позицию. Все-таки непонятен один вопрос: Вы не захотели быть обменяным по причине того, чтобы Вас потом не обвинили в том, что Вы находитесь на территории ДНР, ЛНР, или по причине того, что Вас бы заставили написать признательные показания, отказавшись от апелляции. Или же потому, что Вы принципиально хотели доказать свою невиновность в судебном разбирательстве?

- В первую очередь, не хотелось прогибаться под СБУ. Я сколько лет там торчал, и никогда себе не позволял такого в ответ на всякие их шантажи, я решил опереться на тех, кто меня поддерживал. Не хотелось уступать им ни в чем. И, конечно же, хотелось защитить свое имя в судах, я понимал, что этот путь – длинный, сложный, но я остановился на этом пути.

- Есть ли у Вас сейчас какие-то предложения по работе, и чем Вы планируете зарабатывать на жизнь, учитывая, что Вы находитесь на свободе, а значит, нужны какие-то финансы собственно, нужно задумываться о завтрашнем дне. Есть ли предложения по работе в сфере журналистики, или же Вы хотите развивать какие-то свои бизнес-проекты, планы, о которых еще в тюрьме писали?

- На данный момент я пока еще отхожу от тюрьмы, пока еще не знаю, чем заниматься буду. Пока смотрю, что происходит.

- Но если Вам, условно говоря, «Страна» предложит или NewsOne колонку вести на сайте, предположим, Вы согласитесь?

- Ну во всяком случае, если именно эти издания предложат, то я внимательно рассмотрю их предложения и серьезно подумаю.

- И последний вопрос – шорт-лист. Отвечать нужно «да», «нет», если не захотите комментировать, то так и скажите «не комментирую». Важно знать, какие Ваши политические взгляды.

- Итак, Вы поддерживаете евроинтеграцию или Таможенный Союз? Или ни то, ни то?


- В данном случае, когда идут такие конфликты на Украине, то статус полного нейтралитета – это более-менее оптимальное состояние для Украины.

- Крым Украина потеряла в результате смены власти, или в результате российской агрессии?

- Я считаю, что Крым продали те, кто сейчас у власти. Они таким образом легитимизовали себя.

- Продали, в смысле закрыли глаза на то, что там происходит, и никак не отреагировали?

- Да.

- На Востоке Украины можете ли Вы определить конфликт как гражданскую войну?

- Как мне кажется, это – гражданская война с иностранным вмешательством многих стран. Геополитическими «разборками» уничтожают наш украинский народ, при чем те, кто при власти хорошо на этом зарабатывают.

- Я могу Вам сказать, что любая гражданская война - всегда с иностранным вмешательством. Можно взять любую гражданскую войну.

- Я знаю.

- Какое территориальное устройство должно быть у Украины? Унитарное, федеративное, конфедеративное? Или такое, как есть?

- Мне сложно ответить на этот вопрос, но мне кажется, что нужно больше власти отдавать на места. Такие процессы децентрализации они просто необходимы, чтобы люди на местах могли сами решать свои вопросы, а не ждать какой-то отмашки из Киева.

- И последний вопрос. 3-5 пунктов, которые Вы считаете необходимыми в случае смены власти, или что Вы считаете необходимо поменять?

- После смены власти?

- Да, что нужно сделать первоочередно.

- Отменить медицинскую реформу, продолжить мораторий на продажу земли, или разрешить только государству покупать земли и чтоб государство не имело возможности землю продавать, а лишь сдавать в аренду. Что бы я еще сделал? Сразу бы понизил тарифы ЖКХ, убрав коррупцию типа «Ротердам+» как минимум в 3-4 раза.

- То есть конфликт на Востоке Украины мы продолжаем, курс на евроинтеграцию продолжаем, закон о языках продолжаем, закон о запрете советской символики мы продолжаем?

- Нет, тут столько косяков, если рассуждать так детально по каждой тематике, то нужно отменять практически все законы, которые приняла эта преступная власть, которая сейчас. И тогда уже начинать писать с чистого листа.

Комментарии: