Интервью с Артёмом Бузилой: Украина потеряла исторический шанс стать геополитическим покровителем Приднестровья

22-08-2018, 09:18
Интервью с Артёмом Бузилой: Украина потеряла исторический шанс стать геополитическим покровителем Приднестровья


Совсем скоро Приднестровье отметит 28–ю годовщину своего основания. В преддверии праздника «НП–информ» пообщалось с журналистом из города, который, как и наше Отечество, отмечает день рождения 2 сентября — одесситом Артёмом Бузилой.

В качестве журналиста Артём немало писал о нашем регионе в российских и украинских средствах массовой информации, донося до жителей постсоветского пространства правду о нашей республике. Сегодня Артём проживает в Москве, сотрудничает с нашим изданием в качестве политобозревателя и спешит поделиться свежими мыслями, которые складываются вокруг Приднестровья, Молдовы, Украины.

— Мы много слышим в прессе о репрессиях в отношении независимых и оппозиционных журналистов, общественных деятелей, которые сегодня находятся на Украине. Скажите, не преувеличение ли это? Есть и такая точка зрения.

— Абсолютно не преувеличение. Сегодня я проживаю в России, в Москве, и почти все мои коллеги, с которыми я работал в Одессе, в Киеве и других городах сегодня либо в эмиграции, либо в тюрьме, это не преувеличение. Работать сегодня на Украине с альтернативными действующей власти взглядами невозможно. Если с тобой не справятся радикалы и националисты, власть обязательно найдёт на тебя уголовное дело. Это было мною проверено на собственном горьком опыте.

Я могу назвать вам фамилии, которые у всех на слуху — Руслан Коцаба, Василий Муравицкий, Дмитрий Василец, Кирилл Вышинский. Это люди, которые содержались или содержатся в украинских тюрьмах именно за журналистскую деятельность. Все они обвиняются в сепаратизме, терроризме, государственной измене лишь потому, что назвали вещи своими именами: на Украине в 2014 году произошла узурпация власти радикальными националистами и выбранный путь развития страны — путь в бездну.

— Какова сейчас поддержка того, что происходит на Украине в вашей родной Одессе? Все мы помним акции протеста весной 2014-ого, Антимайдан, 2 мая…

— Сегодня трудно объективно судить о поддержке или неподдержке гражданами происходящего. Высказывание альтернативного мнения, даже в социологических целях, чревато репрессиями, или вещами похуже, вы не зря упомянули трагедию 2 мая, или, скажем, тем, что сейчас происходит на Донбассе. Одесситы, как и жители других городов Юго-Востока, просто игнорируют эту власть: морально, эстетически, тихо у себя на кухне. С теми же, кто высказывается за пределами кухни, эффективную работу проведут спецслужбы или радикальные организации, которые выступают в роли хунвейбинов правящего режима. Полагаю, пример народного депутата и в недалёком прошлом национального героя Надежды Савченко показателен.

— Возможно ли изменение политического режима на Украине или же власть Петра Порошенко — это навсегда, на долгие десятилетия?

— Личность Порошенко в данном случае не играет абсолютно никакой роли. Порошенко, считаю, вообще проиграет предстоящую президентскую кампанию, но с точки зрения развития государства это ничего не изменит. Будет президент с другой фамилией, может, чуть более радикальный русофоб, может, чуть менее. Линия останется прежней. Для представителей же легальной политической оппозиции сегодня нет возможности работать ни в Верховной Раде, ни в местных советах по причине тотального запрета на критику генеральной линии киевского правительства.

Рухнуть этот режим, конечно же, может. Заниматься политическим предсказаниями — дело неблагодарное. Но о классической смене власти путём легитимных выборов не может быть и речи. Полагаю, это может произойти в любой момент, абсолютно случайно и непредсказуемо, ну не знаю, тарифы на электроэнергию поднимут ещё в пять раз, арестуют кого-то, может, будет очередная эскалация на Донбассе и украинская армия потерпит поражение. Всякое может случиться и по-разному.

Это будет, к сожалению, путь революции и с большей вероятностью дальнейшего территориального распада, потому что те, кто останутся на националистической стороне, они никогда не пойдут ни на какие компромиссы со своими оппонентами. Слишком высок уровень взаимоненависти в обществе. В конце концов, как показывает историческая практика, народ, не способный вовремя скинуть собственный тоталитарный режим, неминуемо расплачивается за это хаосом, разрухой, потерянными территориями. Германия в 1939 году и Германия сегодня – в два раза меньше.

— Есть ли аналогия между конфликтом в Приднестровье и Донбассом?

— Это абсолютно зеркальная ситуация. Граждане Юго-Востока Украины почувствовали, что идёт наступление на их культуру, на их ценности, на их быт, на привычную им жизнь. И выступили категорически против этого. Центральная власть ответила на это войной.

Да, драматические события в Приднестровье разворачивались на фоне распада Советского Союза. Но на Украине удалось лишь отсрочить эти процессы, потому что Кравчук, Кучма и даже Ющенко понимали, что есть другая часть страны, которая их не поддерживает и под неё нужно если не подстраиваться, то хотя бы давать возможность иметь собственное политическое представительство. Режим Майдана же чётко заявил с первых дней: кто не с нами, тот против нас. Это в итоге привело к референдуму в Крыму, противостоянию в Харькове, Николаеве, Запорожье, Одессе, провозглашению Луганских и Донецких Народных Республик. У Украины был шанс стать показательным государством в плане сосуществования двух цивилизационно отличных друг от друга культур, однако она этот шанс неблагополучно упустила. Полагаю, что навсегда.

— Вы считаете, приднестровская государственность состоялась?

— С моей точки зрения, государственность — это не просто признание ООН, а прежде всего, функционал. Территория, флаг, гимн, герб, армия, правительственные органы, парламент и так далее. Скажите, что из этого у Приднестровья нет? Вот вам и ответ.

— Недавно было 10 лет со дня войны в Южной Осетии. Россия признала Южную Осетию и Абхазию в качестве независимых государств, а Приднестровье — нет. Считаете, что это справедливо?

— У Приднестровья абсолютно те же причины претендовать на суверенитет. Приднестровье и экономически, и политически более состоявшееся государство, нежели упомянутые кавказские республики, пусть никто не обижается. По крайней мере, можно было бы признать приднестровские паспорта, чтобы люди в вашей республике не стояли в очередях за молдавскими, румынскими, украинскими и российскими документами. Паспорта ЛДНР признали, и все счастливы, хотя сами территории государствами не признаются.

— Как вы сегодня можете охарактеризовать украинско-приднестровские отношения?

— А как их можно охарактеризовать, если они отсутствуют? Глава украинского государства, почти уроженец Приднестровья, кстати, обзывает вашу страну сепаратистским анклавом, жителей Донбасса вечно пугают приднестровизацией, парламентская партия «Свобода» в своей официальной программе чёрным по белому прописывает пункт о необходимости ликвидации ПМР.

Вообще я считаю, что в начале девяностых Украина потеряла исторический шанс стать геополитическим покровителем Приднестровья не в меньшей степени, чем Россия. Именно в составе Украины создавалась приднестровская государственность на заре существования Советского Союза. Треть населения Приднестровья – этнический украинцы, украинский язык является государственным в республике. Нужно было признавать Приднестровье как второе этническое государство украинцев, нужно было проводить такую же политику, как проводит Турция, скажем, по отношению к Гагаузии или Азербайджану. При Януковиче, кстати, был такой министр иностранных дел Леонид Кожара, он весьма продуктивно работал в этом направлении.

Но пришёл Майдан, и Приднестровье стало чуть ли не вторым врагом Киева после России. Не думаю, что сильно слукавлю, если скажу, что даже с Молдовой у Приднестровья сегодня складываются более конструктивными отношения, нежели с Украиной.

— То есть, отношения между Молдовой и Приднестровьем вы можете оценить как конструктивные? Неужели?

— Не совсем так. Ну просто сегодня уровень ненависти в украинском обществе, в украинской власти к Приднестровью гораздо выше из-за существования ЛДНР. По Молдове, конечно, конструктива очень мало. Все без исключения молдавские политики, включая социалистов, считают Приднестровье частью Молдовы и отказывают вам в праве на независимость. Нынешняя же исполнительная власть во главе с олигархом Плахотнюком постоянно сопит о необходимости вывода российских войск, об оккупации, о сепаратистах и так далее.

Так что конструктива действительно мало.

— Спасибо, всего доброго!

— Удачи!

Источник

Комментарии: