Кеворкян: Москве не нужен был один только Харьков, вот и проиграли

5-09-2018, 20:54
В издательстве «Книжный мир» вышла книга публицистики известного харьковского журналиста–политэмигранта Константина Кеворкяна — «Братья и небратья. Уроки истории», предисловие к которой написал Юрий Поляков.

Кеворкян: Москве не нужен был один только Харьков, вот и проиграли


О том, чему посвящена книга, о трагических событиях в Харькове во время Русской весны, о Лимонове и убитом Евгении Жилине мы и поговорили с Константином.

Кеворкян: Москве не нужен был один только Харьков, вот и проиграли


— Книга «Братья и небратья. Уроки истории» — это уже, по-моему, четвёртая твоя книга. О чём она? Как в ней присутствует харьковская тема?

— Если быть точным — пятая, не считая переизданий предыдущих и всяческого соавторства. Но эта книга первая в России, а потому мне особенно дорога. Тем более, что в неё вошли лучшие работы за прошедшее время, а предисловие к книге написал такой великий мастер слова, как Юрий Поляков.

Это детальная летопись событий на Украине с 2014 по 2017 годы, которые лично для меня начинались в Харькове — значит, и данная тема присутствует. Но всё-таки книга не об отдельно взятом городе — она об Украине и России в целом, о многовековых взаимоотношениях, о сознательном стремлении некоторых политиканов по обе стороны искусственной границы натравить две части народа друг на друга.

Мои детальные наблюдения — это свидетельство очевидца, желающего упредить Русский мир от распада. Распад, разложение — это признаки смерти, а мы должны жить.

— Почему Харьков в отличие от Донецка и Луганска проиграл весной 2014 года, хотя народные выступления там были мощнее, чем в двух последних городах, к тому же Харьков находится в 80 км от российско-украинской границы?

— Выскажу крамольное предположение, впрочем, имеющее под собой определённые основания: Москве был не нужен один Харьков. Однако не существовало единой стратегии и не имелось желания доводить стихийное сопротивление перевороту до фазы самонастраивающейся и эффективной системы — как минимум от Харькова до Одессы.

Победило желание договариваться и торговаться. Для того, что бы оно приутихло — необходимо было случиться трагедии Одессы, бомбардировкам Донбасса и многим тысячам жертв. Но Харьков к тому времени оказался уже потерян.

— Год или два назад твой выдающийся земляк — Эдуард Лимонов — создал харьковское землячество в РФ, и ты даже вроде как возглавил его крымское отделение. Чем сейчас занимается землячество? Какие цели и задачи ставит перед собой эта организация? Подпольная ячейка в Харькове уже создана?

— Я очень ценю талант и авторитет Эдуарда Вениаминовича, а потому внимательно изучил бы любое его предложение о сотрудничестве. Но, скорее, это была идея о создании некоего Всемирного клуба харьковчан для поддержки друг друга в разных уголках, куда харьковчан забросила судьба.

В представлении Эдуарда Вениаминовича, землячество — это некое культурологическое объединение людей, связанных общим происхождением, историческими ценностями, планами на будущее.

Однако сама организация такого сверхобъединения требует значительных усилий, финансовых средств, неравнодушного актива, доброжелательного внимания властей. Возможно, идея Лимонова несколько опередила своё время, а поскольку официальной регистрации нет, то, понятное дело, нет и «крымской ячейки».

Хотя, должен сказать, харьковчан в России очень много — в том числе, и весьма известных у себя на «малой родине». Так что ставить точку в этой истории, надеюсь, ещё рано.

— Думал ли ты об убийстве в Москве одного из лидеров антиоранжевого сопротивления в Харькове Евгения Жилина, создателя «Оплота», из которого вышел и нынешний глава ДНР — Александр Захарченко? Кто мог его заказать? Это политическое было убийство или банальные криминальные разборки?

— Я фактически не был знаком с Евгением и плохо информирован, чем он занимался в эмиграции. Лишь один раз я встретился с ним в самолёте Москва-Симферополь. Он производил впечатление человека очень скованного, напряжённого, опасающегося. Для меня, человека пишущего, это было очевидно. Возможно, он предчувствовал смертельную опасность. Но в истории харьковского сопротивления государственному перевороту 2014 года он, конечно же, сыграл свою роль.

Возможно, если бы тогдашние власть имущие прислушались к его призывам более решительно сопротивляться путчистам, то и история Украины пошла бы другим путём.

— Харьков — это русский город?

— Харьков родился как застава на границе большой России и Дикого поля. Его основали выходцы с Правобережной Украины, ушедшие под руку русского царя. Харьковцы практически всегда держались России, не входили в Гетманщину и имели от того большие блага — от особых налоговых льгот и создания одного из первых в Империи университета до столичного статуса в 20-30-х годах и звания одного из крупнейших промышленных и научных центров СССР.

Это город многонациональный, имперской, а значит русскоязычный. Но и значительная примесь украинского даёт Харькову характерное звучание южнорусской культуры — это слышно в акценте, в жаргоне, в яркости.

В нашем городе жили и творили великие деятели русской культуры Данилевский, Костомаров, Гаршин, Помяловский, Аверченко, Семирадский, Врубель, Хлебников, Бунин, Серебрякова, Дунаевский, Бернес, Олеша, Катаев, Ильф и Петров, Гайто Газданов, Клавдия Шульженко, Иван Козловский, Людмила Гурченко, Наталья Фатеева, Аркадий Инин, Елена Яковлева, Сергей Чиграков (Чиж), Александр Чернецкий, в общем — и десятой части не назвал. Категорически неприемлемо отказываться от такого богатейшего наследия.

— Грустишь ли по Харькову? Часто ли о нем думаешь? Снится ли он тебе? Чем для тебя является Харьков? Нет ли желания написать воспоминания о Харькове?

— Для человека после пятидесяти грусть — это понятие не депрессивное, а философское: жаль во многом впустую потраченных усилий. И ещё более жаль, что эта растрата продолжается, ежедневно расползаясь на всякие бытовые мелочи, бессмысленные очереди, бюрократическую пустоту. Так и город — много сил сегодня уходит не на его стратегическое развитие, а на поддержание нормальной жизнедеятельности в нынешних очень непростых условиях.

Слава Богу, изначальный уровень развития Харькова чрезвычайно высок, и он остаётся одним из островков цивилизации в постепенно дичающей Украине. Все настоящие харьковчане любят свой город, люблю его и я: случается, что и снится. Но — нам ещё рано жить воспоминаниями.

P. S. Презентация книги Константина Кеворкяна «Братья и небратья» состоится в эту среду, 5 сентября, на ВДНХ, на проходящей там ежегодной Книжной выставке с 18.00 до 19.00. Стенд G — 1. Презентацию ведёт писатель Юрий Поляков.

Александр Чаленко, специально для «Русской Весны»

Комментарии: