Олег Губарь: «Кто в Одессу с мечом придёт, тот его в металлолом и отнесёт»

6-09-2018, 21:00
Одесса переживает самый тяжёлый период в своей истории. Правящий украинский режим лжив и держится только на войне. Не прекращаются попытки переписать историю Города. В условиях тяжелейшего экономического кризиса, отсутствует какая-либо стратегия развития Одессы. У самих одесситов нет никакого ресурса для протеста, кроме упрямого возложения цветов к месту гибели своих земляков 2 мая 2014 года.

Олег Губарь: «Кто в Одессу с мечом придёт, тот его в металлолом и отнесёт»


О том, что не надо отчаиваться, что Одесса пережила эпидемии, погромы, оккупации и выжила. И что однажды пришедшие к нам с мечом сдадут этот меч во вторчермет, обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову рассказал почётный гражданин Одессы, блистательный публицист, археолог, историк и одессит, Олег Губарь.

Валентин Филиппов: Здравствуйте, Олег. С днём города Вас.

Олег Губарь: Спасибо, дорогой, спасибо. Это, конечно большой праздник, не смотря ни на что.

Валентин Филиппов: Хотел задать очень важный для меня вопрос. Когда человек влюбляется, он бегает, смеётся, плачет, всем рассказывает о своей любви. Все окружающие воспринимают его, как дебила. Если это продолжается долго, он вообще сумасшедшим считается. Да?

Вот Вы влюблены в Одессу. Вы про неё всё время рассказываете. Вы изучили все её уголки и этапы её жизни. А Вас дебилом не считают. Наоборот. Почёт, уважение, ленточка через весь живот. Приглашения на все мероприятия.

Скажите, в чём секрет успеха?

Олег Губарь: Я не знаю…. Ну, я выбрал такую жизнь. И, если вы думаете, что ко мне все хорошо относятся, то вы сильно ошибаетесь. Но это нормально. Я не рубль. Или, как сейчас скажут – я не евро, я не доллар, чтобы всем нравиться. Наоборот. Часто я вступаю в конфронтации по этому поводу и по поводу этой любви. Но я же не обязан отчитываться перед кем-то, кого и как мне любить. Это такое дело.

Кроме того, я люблю Одессу со всеми достоинствами и недостатками. Если любимая плохо выглядит, что её? Перестать любить? Или у неё дурное настроение. Или она приболела. Бывают же такие неприятности. Вот так и с городом случается.

С другой стороны, я не какой-то там дебил, чтобы не видеть недостатков, чтобы любить консервативно и слепо. Я смотрю с открытыми глазами на любимый город.

Валентин Филиппов: На Дне города (в данном случае это может быть не День города, а «дно города») очень сильно суетились министр иностранных дел Украины Климкин и губернатор, глава администрации президентской Степанов. Они пришли, а Губаря нет!

Олег Губарь: Ну, я – не велика фигура. Но, рядом с ними мне бы не хотелось быть. По совершенно понятным причинам. Я даже не хочу их обсуждать. Они всем известны.

Валентин Филиппов: Почему же эти люди, вообще, в принципе, оказываются на мероприятии, посвящённом 224-летию Одессы? Ведь, по их версии, здесь находится «Коцюбеевск, которому 600 лет».

Олег Губарь: На самом деле, я об этом много раз говорил. Чем их не устраивают древние греки, например? Это солидней, две с половиной тысячи лет. Это гораздо солиднее.

А сейчас вот, мой товарищ Андрей Добролюбский, доктор наук археолог, подготовил книгу, я тоже когда-то занимался этим вопросом, итальянские предшественники Одессы. В данном случае, это Дженестра. И если считать даже хронику, этот упоминаемый Кочубей, здесь он находился, или не здесь, это другой вопрос, это 1415 год, а Дженестра и итальянские навигационные пособия, – это рубеж 13 и 14 веков. Это более чем на 100 лет удревняет. Чем вам не угодили итальянцы, допустим? Честно говоря – не понимаю.

Что касается министра иностранных дел, вообще, в курсе ли он и знает ли, касается ли он этих проблем – я сильно сомневаюсь, что он настолько умудрён знанием истории. Во всяком случае, его шаги, его заявления большого уважения к нему не вызывают. Кому он служит – это понятно. Это власть изолгавшаяся, многократно себя скомпрометировавшая. И если они хотят здесь пиариться, поскольку уже выборы приближаются, и заигрывать с одесситами, мол, мы такие хорошие…. Он там говорил какие-то хорошие слова, «ну, как же без Одессы» и так далее…. И были ещё обтекаемые формулировки. Они употребляют такие формулировки, чтобы не педалировать темы, которые одесситам не приятны. Говорят «мы любим Одессу», как-то так.

Ситуация понятная. Дело идёт к выборам. Положение их, мягко говоря, не очень хорошее. Поэтому все средства хороши. Я думаю, что не он последний. Сюда ещё будут приезжать. И не только он приезжал, как вы знаете, по каким-то поводам. Если что-то там сделали городские власти или одесситы своими силами, значит, надо примазаться.

Валентин Филиппов: Да, это обязательно.

Олег Губарь: То ли реставрировали лестницу, то ли что-то открыли. Значит, немедленно надо примазаться. Потому, что они же там открывают в торжественной обстановке туалеты.

Валентин Филиппов: Туалеты, дорожные знаки…..

Олег Губарь: А Одесса, не смотря на все эти обстоятельства, находит возможность реализовывать, не смотря ни на что, очень интересные знаковые проекты. Согласитесь.

Валентин Филиппов: Да.

Олег Губарь: Ну и как же не примазаться? Но я не думаю, что одесситы так глупы, чтобы поддаваться на такие….

Валентин Филиппов: Не, ну мы с вами понимаем, что их просто на похороны Маккейна не взяли, поэтому они в Одессу приехали.

Олег Губарь: Как-то так.

Валентин Филиппов: Хорошо. А такое совпадение. День города. Как мы говорим – день освобождения Одессы, 2 сентября, – это тогда, когда уезжают приезжие. Уже чувствуется, что приезжие украиноговорящие покидают наши пляжи?

Олег Губарь: Об этом очень много пишут в соцсетях, много фотографий, и так далее. Я бы так резко к этому не относился. Есть среди украиноговорящих вполне приличные люди. Это не национальность, и не язык определяют. Это культура или бескультурье.

Но, к сожалению, да. Вы же знаете, если прежде многие ездили в Крым, теперь это затруднительно, и хотя Пётр Алексеевич предлагал чашечку кофе в Венской опере, но у людей нет денег. Поэтому Одесса здесь – паллиатив всего этого. Ясно, что город переполняют.

Валентин Филиппов: И чашечка кофе, и опера…

Олег Губарь: Да. Всё равно, на безрыбьи и рак рыба, на безптичьи….. промолчу. Но если раньше сюда поступали приличные средства в летний сезон, потому, что… …это ни для кого не секрет, и я тайну не открою, что сюда ездили очень много россияне и оставляли здесь деньги. Между прочим. А сейчас среднестатистический отдыхающий – это другой отдыхающий.

Но я сочувствую людям, которые находятся в такой ситуации. Я не злобствую. Я не говорю, что кто-то не имеет права сюда приехать, у кого нет средств. Но, тем не менее, ситуация такая.

Город, я думаю, потерял в этом отношении. В смысле денежных поступлений в летний сезон. А, учитывая то, что город уже не пароходский, и промышленный сектор тоже никуда не годится, и что сотворили с морвокзалом вы знаете…

Валентин Филиппов: Знаю….

Олег Губарь: То, конечно, этот летний сезон даёт возможность людям чуть-чуть поясок распустить. Не то, что бы жировать, но есть люди, которые только в этот сезон и могут заработать. Чтобы прожить до следующего сезона. Так что надо терпеть. Кого-то приходится и терпеть…. К сожалению, конечно, контингент….

Валентин Филиппов: А вы вот, как летописец Одессы, историк, вы скажите, ведь были такие ситуации в истории города. Вот были двадцатые годы двадцатого века. После гражданской войны. Какое-то время Советский Союз был не признанным государством. В блокаде некой. Не было грузопотоков. Не было туризма никакого. Как выжила Одесса тогда?

Олег Губарь: Это не совсем так. Тогда ситуация, безусловно, была сложная. Но очень активно работал порт. И очень активно в двадцатые годы сюда заходили иностранные суда. Служили те же капитаны, те же матросы и механики. Дореволюционные. И служили они не только в советском флоте. Не всё было так уж совсем плохо. И была перспектива. Было понятно, кто чего хочет.

Конечно, мы сейчас о репрессиях не говорим, это не тема нашего разговора. Мы говорим о другом. Была стратегия. Если была Новая Экономическая Политика, НЭП, значит, было понятно, для чего она вводилась. Люди видели перспективу. Была возможность выживать. И была стратегия. Даже в той, тяжелейшей ситуации, была стратегия.

А теперь отчего многие люди в депрессии? Они не видят перспективы. Они только слышат общие слова и видят появляющиеся «новые курсы»… Это называется «не за все билборды надо голосовать». Не за всё, что там написано. Мало ли чего там напишут. То есть, никто ничего не предлагает.

Не знаю. Наверное, должен появиться политик, я говорю совершенно дилетантские вещи, но думаю, что они правильные, который бы сказал откровенно открытым текстом: «ребята, я не могу вам ничего обещать». Надо сначала пройти то-то, а потом будет то-то…

Но кто сейчас может говорить, какой курс доллара будет? Какой-то там фиксированный. Пенсия будет такая-то. Это же пустые разговоры. Мы же видим, что эта власть совершенно опозорилась. Самым страшным образом. И продолжает лгать.

А вот смотрите, я хочу вам показать газету. Вот эту газетку, которую у нас бесконечно разносят. «Национальный Корпус».

Валентин Филиппов: Да-да.

Олег Губарь: Вчера подходили к парку Шевченко, и когда была «Зелёная волна», они разносят. И я вам пару пунктов зачитаю.

«Табаровэ життя у юнкоре». Знаете, раньше юнкорры, это были юные корреспонденты, а теперь юнкоры, это юные…..

Валентин Филиппов: Корпусанты?

Олег Губарь: Корпусанты!!! Вот:

– Пидъём та ранкова руханка…… Ну, руханка – ничего страшного. Зарядку надо делать. А вот вам:

– Церемония видкрыття табарового дня. Диты шукуются. Проголошуют молытву малого украйинського националиста.

Дальше начинается боевая подготовка:

– Смуга пэрэшкод.

Валентин Филиппов: А где они эти лагеря открывают?

Олег Губарь: Пожалуйста! Это лагеря не где-то на Западной Украине. Нет. Вот «Азовец» мысто Кыйыв. Вот «Сычовык» Запорожье. «Днипрянин» мисто Днипро. Днепропетровск.

Вот вам. Пожалуйста, вечером:

– Урочыста церемония закрыття дня. Зачытывання молытвы украйинського националиста.

И так далее.

Валентин Филиппов: И это по Одессе раздают эту газету…..

Олег Губарь: Да. И предлагают. И обратите внимание, какие дети. Это не пионерский лагерь. Это просто…. Это «юный нацист».

Валентин Филиппов: Как-то так.

Олег Губарь: Это нацисты. И здесь не берут детей, как в пионерский лагерь. Восьми-девяти лет не берут. Это подготовка боевиков. Вот:

– Вид дэсяты до семнадцяты рокив. А вот в «Днипряннике» до восимнадцяты рокив. Дитэй.

Под этой маркой Вы видите, что происходит.

Валентин Филиппов: Бесплатные путёвки в Сибирь.

Олег Губарь: Да. И при этом ругают Советскую власть, которую, конечно, есть, за что ругать, и мы с вами знаем, что есть. Но это же, простите, уж совсем не туды.

Валентин Филиппов: И это вот одесских детей заманивают.

Олег Губарь: Да. Вот ещё не поздно поехать. Предлагают. Возле Одессы такого лагеря ещё нет. По крайней мере, я не знаю. Но, ещё раз. Всё время говорят – Галичина, и тому подобное. Я не знаю, есть ли они там. Может и есть. Но это совсем другое дело. Это Запорожье, Днепропетровск, Киев. Вот такие дела.

Валентин Филиппов: Ну, не сильно Вы меня обрадовали.

Олег Губарь: А чем я могу Вас обрадовать? Как-то люди не очень радуются. Я вот не знаю. Меня ругают. Вас ругают. У нас какая-то «антиукраинская позиция». Какая антиукраинская? У кого? Это у этой власти антиукраинская позиция! Однозначно!

Как-то так.

Валентин Филиппов: Сейчас в Донецке траур. И есть традиция в Одессе. Поминать погибших в Доме профсоюзов не только 2 мая, но и второго числа каждого месяца. И 2 сентября – тоже совпадает.

Олег Губарь: Я могу Вам сказать на этот счёт, не прибегая к эвфемизмам относительно убийства Захарченко. Это ни для кого не секрет. И от того, что мы с вами это не озвучим, ничего не изменится. Люди всё равно будут понимать, о чём мы говорим.

Суть же не в том, что понятно, убили человека, суть в том, что совершенно ясно, что прекращения войны эта власть не хочет. Вот это совершенно очевидно. И устойчивость этой власти связана с войной. И форма существования этой власти – это тоже война. Потому, что всё можно списать. Они мира не хотят. Это им не выгодно.

А что касается событий второго мая – понятно. И что осталось у нас для того, что бы как-то обозначить свою позицию? Здесь же нельзя обозначить свою позицию. Здесь только обозначишь свою позицию, и тебя возьмут под белы рученьки. Значит, другой формы нет. Можно только прийти и положить цветы. Или прийти на Аллею Славы и положить цветы.

Здесь нет протестных ресурсов. Никаких. Других нет. Ну и да. Каждый месяц второго числа ходят люди, я был сегодня.

Олег Губарь: «Кто в Одессу с мечом придёт, тот его в металлолом и отнесёт»


Не то, что там толпами ходят люди, это не какие-то акции. Бывает, что договариваются, собираются, было, мы собрались, запустили чёрные шары в память погибших. Но, в принципе, мы вот шли, пришли за нами, молодая женщина, и не молодая женщина, мы возложили, шли в сторону конечной 18 трамвая, навстречу шла старушка с цветочками. Это было в начале двенадцатого. Я знаю, что в двенадцать тоже придут. Может группами, может по одному. Может по два человека. Пять. Десять. И целый день будут люди идти. Будут идти и нести цветы.

Валентин Филиппов: Ну, хорошо. Спасибо Вам. С Днём Города Вас ещё раз. С днём рождения Одессы.

Олег Губарь: Чтобы не на такой минорной ноте, я скажу, то, что я всем говорю. Я желаю Вам проявить ваш характер. Терпеливый одесский характер. И, вместе с тем, ироничный, аналитический, но, прежде всего это закалённость.

Я уже говорил, что Одесса очень много пережила. Очень-очень-очень много пережила. С самых первых дней своего существования. Я говорил. Нет воды. И не только воды. Строительных материалов, топлива, сложные инженерные условия, засухи. А эпидемии? Это же кошмар! Это когда каждый девятый-десятый одессит погиб от чумы 1812-13 года. А геноциды? А погромы? Там всё, что угодно.

И говорят, что одесситы – волевая накипь нации. Они особенные из-за всех этих испытаний. Так давайте проявим свой характер. И мы его проявляем.

Я пошутил так: «Кто к нам с мечом придёт, тот от меча и погибнет». Так многие, кто к нам с мечом приходит, понимают, что этот меч выгоднее сдать во вторчермет. И, как бы, они трансформируются, и немножко становятся одесситами поневоле.

Как бы, я к этому всему призываю.

Я бы поднял тост за Одесский характер.

Валентин Филиппов: Поднимаем! Ща выключим запись и выпьем! Хорошо, спасибо Вам. Счастья. Долгих лет жизни, и дождаться, чтоб всё разрулилось.

Олег Губарь: Дай Бог.



Источник

Комментарии: