Павел Волков: По количеству трупов, которые на мне висели, я был самым опасным в тюрьме

30-10-2018, 20:50
Павел Волков: По количеству трупов, которые на мне висели, я был самым опасным в тюрьме


25 октября Запорожский суд отпустил на свободу журналиста без избрания какой-либо меры пресечения Павла Волкова, которого следствие обвиняет в посягательстве на территориальную целостность Украины и «содействии ДНР».

— Павел, как прошел ваш первый день на свободе после долгого пребывания в СИЗО? Чем занимались?

— Я провел его так, как и планировал давно — общался с родными, друзьями. Наконец-то принял горячую ванну, выпил бокал вина и лег отдыхать. Просто неожиданно произошло мое освобождение и очень быстро. Сейчас я с семьёй и радуюсь свободе и окружающему.

— А как вы считаете, почему вас выпустили на свободу, ведь каждые 2 месяца на протяжении года суд продлевал арест? Позавчера произошёл какой-то сбой?

— Мне кажется, что сложился ряд обстоятельств, которые позволили суду это сделать. Ведь суд сам давно уже понимал, что дело фейковое и не стоит свеч. Но до этого дня не было у суда повода и возможности меня отпустить. Во-первых, по ходатайствам моего адвоката Светланы Новицкой суд своими определениями признал 9 протоколов осмотра с дополнениями недопустимыми доказательствами и прекратил их исследование. А это три тома из 4-х томов дела. Кроме этого моим делом интересовались, мониторили правозащитные организации, такие как Институт социальной политики и правовой защиты имени Ирины Бережной, "Успишна Варта", общественные организации в Запорожье, международные правозащитные организации. Например, Управление комиссара ООН по правам человека в Украине, офицеры этой организации приезжали на судебные заседания. Также ОБСЕ, Международное общество прав человека. На заседание 25 октября 2018 года приехали представители ОБСЕ, журналист "Успишной Варты" Лютикова вела видеосъёмку заседания. В судебном заседании произошла замена одного из судей в коллегии в связи с продолжительной болезнью предыдущего судьи.

Судья, которая вошла в процесс, согласилась со всеми ранее принятыми процессуальными решениями и не настаивала на рассмотрении дела с самого начала. Однако прокурор, воспользовавшись своим процессуальным правом, настоял на рассмотрении дела с первого заседания, несмотря на то, что суд обращал его внимание на нарушение сроков разумности рассмотрения дела в суде. Кроме того, в этом заседании адвокат Новицкая обратила внимание на то, что в определении суда с разрешением на обыск и изъятие доказательств указана статья по которой открывалось криминальное производство - 111 УК (измена Родине), а поэтому было обязательным присутствие адвоката при обыске, однако в протоколе обыска указано, что адвокат отсутствовал. А это нарушение ставит под сомнение законность всех изъятых во время обыска доказательств. Все эти обстоятельства в комплексе и привели к решению суда, которым меня освободили из зала суда.

— Расскажите, пожалуйста, в чем вас обвиняли, так как детали дела у всех СМИ разнятся?

— Изначально мне инкриминировали 110 статью, часть 3 — это действия и призывы к нарушению территориальной целостности государства, повлекшие гибель людей или тяжкие последствия. С учётом того, что якобы из-за материалов, которые я опубликовал, на востоке Украины погибло 2 тысячи человек. Как-будто люди почитали мои статьи и массово совершили самоубийство. Когда я сидел, то все смеялись, потому что на тот момент по количеству трупов, которые на мне "висели", я был во всей тюрьме самым опасным человеком. Эта статья предполагала пожизненное заключение. Это все было абсурдно и в ходе следствия статью переквалифицировали на 2 часть 110 статьи, а в обвинительном акте указали, что "в неустановленном месте я вступил в сговор с неустановленными лицами". Эта статья предполагала уже заключение до 10 лет. К тому же мне добавили ч.1 ст. 258/3 УК — это содействие террористическим организациям — здесь от 8 до 15 лет.

— А какие конкретно ваши высказывания по версии следствия привели к гибели 2 тысяч человек?

— Следствие аргументировало свои слова несколькими постами в социальных сетях - ВКонтакте, а также анонимный блог. Где-то нашли статьи в анонимном блоге, там указан чей-то никнейм, но следствию показалось, что эти статьи написаны мной. Следствие базировало подозрение на трёх цитатах из этих материалов. Провели 11 экспертиз в Харьковском научно-исследовательском институте судебных экспертиз им. Бокариуса, которые показали, что никаких призывов в этих материалах нет. Там были просто тексты о том, какие события на Донбассе и в Украине происходят в целом, о Минских соглашениях, аналитика об экономическом, социальном положении, о русском языке в Украине.

— Была информация, что во время обыска у вас обнаружили некие доказательства сотрудничества с "ДНР"? И вообще, как проходил у вас обыск?

— В тот день я ждал электрика, мне позвонили в дверь и я открыл - ворвалось 5 человек, меня повалили на пол, после этого предъявили мне какие-то документы, в которых я ничего не понимал. От меня начали требовать предъявить им какой-то документ сотрудника одной из служб "ДНР", но у меня такого никогда не было и быть не могло. К тому же, мне говорили, что если я им отдам удостоверение, то они меня в этот же день отпустят. Очень долго искали удостоверение, перерыли две квартиры, но когда не нашли его, то достали откуда-то очень странную бумагу. На ней была моя фамилия с инициалами и рядом - "наблюдатель Референдума", без каких-либо подписей. Изъяли не принадледащую мне компьютерную технику, найденную в доме у моей жены и мамы. Сделали фотографии с георгиевскими лентами (на самом деле гвардейскими с орденами Славы). Ленты они сняли с фотографии моего уже умершего дедушки, который воевал в Великой Отечественной Войне и брал Берлин. Обыск проводили со своими понятыми во всех комнатах одновременно, соседей, которые хотели поучаствовать и стать свидетелями, просто не пустили в подъезд. Мне не дали даже позвонить адвокату, что недопустимо при обвинении по таким статьям.

— Касательно опыта работы с "антиукраинскими" сайтами, что указывались в резюме, найденном во время обыска — вы там работали?

— Во время обыска никакого резюме найдено не было. Оно было опубликовано ранее провластными интернет-ресурсами, которые с помощью лжи и клеветы готовили информационную базу под мой арест. Я же не один год сотрудничал с такими вполне респектабельные изданиями, как деловая газета "Взгляд", одесский "Таймер", публиковался в журнале Института стран СНГ, в газете "Образование страны", вел блоги на сайтах общественного движения "Украинский выбор" и "Корреспондент". Кроме того, не вполне понятно, что такое антиукраинские сайты. Это юридическое определение или всё-таки пропагандистское клише?

— Как вы видите дальнейшее развитие вашего дела?

— Дело начнут рассматривать с самого начала, доказательной базы, как не было, так и нет. Я буду и дальше доказывать свою невиновность, но это будет более спокойно, так как я теперь на свободе. Суды назначены с 21 ноября каждый день на протяжении двух недель. Я надеюсь, что мы быстро справимся с этим вопросом.

— Вы не единственный журналист, который оказывается на скамье подсудимых за последнее время, как считаете, почему это происходит?

— Это вопиющий случай, Украина декларативно заявляет о своей приверженности европейским ценностям, европейскому законодательству. Кроме того, Украина — подписант Европейской Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод, Международного Пакта о гражданских и политических правах, ООНовской Декларации прав человека. В конце-концов, есть Конституция Украины, которая гарантирует право гражданина на свободное высказывание своих мыслей, сбор и распространение информации. Препятствование журналистской деятельности и нападение на свободу слова — это конечно нарушение всех основ и принципов европейской демократии. Я думаю, что это происходит потому что власть чувствует свою неправоту и вместо того, чтобы заниматься решением реальных проблем, она занимается затыканием ртов, когда люди пытаются сказать правду о том, что происходит на самом деле. Ведь и в ООН, и ОБСЕ, и в других международных организациях уже давным-давно сообщают о репрессиях в отношении журналистов в Украине.

Источник




Комментарии: