Александр Васильев: Мы играем в длинную, никто не собирается потушить свет и разойтись

17-06-2015, 18:53
Мы встретились жарким днем в уютном кафе за бокалом холодного лимонада. Александр Васильев, действующий депутат Одесского городского совета и координатор Комитета Комитета Освобождения Одессы, произвел на меня впечатление умного и интеллигентного человека, не только знающего о ситуации на Украине, но и понимающего ее. А это, как ни крути, для политика в изгнании является не только признаком заботы об оставленных на Родине избирателях, но и характеризует его как человека, переживающего за родной город каждое мгновение, которое вынужден находиться вдали.

Александр Васильев: Мы играем в длинную, никто не собирается потушить свет и разойтись


- Скажите, пожалуйста, почему вы, будучи депутатом городского совета Одессы, покинули родной город в марте 2014 года? Что побудило вас уехать?

- Я был одним из немногих одесских депутатов как городских, так и областных, которые с самого первого дня - 23 февраля 2014 года - приняли самое активное участие в «Русской весне». Когда в Одессе начались первые аресты – в частности, был арестован Антон Давидченко, с которым мы взаимодействовали по организационной части мероприятий, связанных с Куликовым полем, я понял, что следующим после Антона могу оказаться я. Поэтому решил не делать Украине такого подарка и уехал в Крым. Там мои товарищи из «Русского Единства», с которыми мы плотно общались до всех этих событий, буквально несколько дней назад провели референдум по отсоединению АР Крыма от Украины (16 марта 2014 года – прим. ред.). Поэтому мое решение отправиться в Крым было логичным.

- А легко ли было покинуть Одессу в такой тяжелый для всего Юго-Востока период? И, если не секрет, как именно вы попали в Крым?

- На тот момент (18-19 марта 2014 года – прим. ред.) у меня на утро был назначен повторный допрос в СБУ, после которого я, собственно, и ожидал ареста. Решение покинуть Одессу я принял вечером, можно даже сказать, ночью. Вещи уже несколько недель как были собраны, поэтому мы с товарищем сели в машину и просто уехали, решив не дожидаться моего препровождения в СИЗО. На тот период времени украинских блокпостов еще не было, а вот на российской стороне уже стоял блокпост севастопольского «Беркута» и казаков. На границе мы провели несколько часов. За это время я увидел несколько ярких ситуаций. Прямо на моих глазах была довольно жестко пресечена попытка группы украинцев от партии «Удар» Виталия Кличко пересечь границу. При обыске у них изъяли довольно крупную сумму денег, которая, как мне кажется, могла быть направлена на дестабилизацию обстановки в Крыму.

- Значит, в Крым вы добрались без определенных трудностей. А чем именно мог заниматься украинский депутат-одессит в уже не украинской республике?


- Некоторое время я проработал начальником управления информации и внутренней политики в городской администрации Севастополя. Это было большое управление из двух департаментов. Там доводилось делать очень интересные вещи. Например, я участвовал в организации таких масштабных мероприятий как «Прямая линия Владимира Путина». Вся телевизионная составляющая естественно была за федеральными каналами, в то время как я занимался обеспечением коммуникации с городскими службами. Аналогичным было участие в организации праздничных мероприятий на 9 мая. Это было грандиозное событие, первый День Победы уже в российском Севастополе. Одних аккредитаций для СМИ я выдал более 500 штук, еще, наверное, как минимум 100 СМИ пришлось отказать. Так как физически не было возможности их принять, в том числе - отказ получили журналисты из американских СМИ с мировым именем, таких как NBC.

- А как же Одесса?

- Естественно, я никогда не забывал об Одессе. Мы создали эмигрантское объединение – Комитет Освобождения Одессы, он же Комитет 2 мая. Я старался координировать деятельность тех одесситов, которые находились в Крыму. Также мы и до 2 мая постоянно контактировали с Куликовым полем.

- Ужаснейшая дата. Неловко спрашивать, но все же. Как вы лично отреагировали на эту трагедию и как к ней отнеслись уже российские депутаты, с которыми вы общались?

- Это был шок у всех, безусловно. И у меня, как у одессита, конечно, тоже. Среди погибших были люди, которых я знал лично и знал давно, задолго до протестного движения. Честно вам скажу, у меня было такое ощущение, что Россия отреагирует на эту трагедию должным образом, и мы вернемся в город буквально вот-вот. Но этого не произошло, и дальше события развивались уже по нынешнему сценарию.

- Да уж. Однако давайте перейдем к событиям уже этого времени. Скажите, как вы видите будущее Одесской области в свете назначения Михаила Саакашвили на пост губернатора? Ведь все давно знают, что экс-президент Грузии – известный русофоб, записавший в свои кровные враги Владимира Путина.

- Что касается Саакашвили, то есть две адекватные причины этого назначения, дополняющие друг друга. Первая – это сугубо внутриполитическая версия, связанная с войной между Порошенко и Коломойским. После 2 мая Одесса была плотно завязана на Коломойского и входила в сферу его интересов, благодаря назначению губернатором одного из ближайших менеджеров днепропетровского олигарха (Игорь Палица – прим. ред. ). Тот же одесский припортовый завод, ныне выставленный на продажу, к которому Коломойский имел непосредственный интерес, приватизация дунайских портов, портов в Южном и в Ильичевске. Все шло к тому, что свое политическое влияние Коломойский мог конвертировать во владение последними интересными активами в регионе.

Однако Порошенко решил начать схватку и вытеснил Коломойского, соответственно - и Палицу. При этом нужно учитывать, что Одесса, как стратегических узел, с первых дней «Русской весны» интересовала США. Еще весной прошлого года в Одессу прибыл посол США и провел довольно длительную закрытую встречу с тогдашним и.о. мэра и секретарем городского совета Олегом Брындаком, фигурой, при всем моем к нему уважении, сугубо технической. После этого в город не раз приезжали различные американские чиновники, в том числе и небезызвестная Виктория Нуланд. Все эти визиты говорят о неординарном интересе США к Одессе. Поэтому когда начали менять ставленника Коломойского, его нельзя было поменять на какого-то клерка, чиновника или чьего-то кума, как это принято на Украине. Палицу нужно было поменять на фигуру, которая не вызывала бы страха у США за Одессу. И, конечно, Саакашвили – это такая фигура.

И все же в городе остался мэр (Геннадий Труханов – прим. ред.), который сам по себе является довольно весомой авторитетной фигурой с собственными медийными, политическими и силовыми ресурсами. Интрига заключается в том, какими будут отношения нового губернатора и мэра Одессы.

- Но ведь Геннадий Труханов в сравнении с прошлым мэром Одессы и соперником на выборах в 2014 году Эдуардом Гурвицем принадлежит, так сказать, к оппозиционным украинским силам?

- Не нужно обманываться. Лично Труханов, как советский офицер и человек определенных взглядов, может думать, что угодно. Однако он не является фигурой, которая принимает окончательные решения. Есть некие люди, которых он представляет и окончательное решение будет именно за ними. Может быть, сам Труханов и хотел бы противопоставить себя режиму, однако люди, которых он представляет – в первую очередь, бизнесмены, считающие деньги, а не меряющие жизнь эмоциями. Поэтому интрига будет состоять в том, договорятся ли эти люди с Саакашвили либо произойдет жесткая конфронтация между этими кланами.

- А какова вторая причина назначения экс-губернатора?

- Внешнеполитическая интрига этого назначения – прозрачна. Это Приднестровье.

- Бросающее миру, уже на протяжении 20 лет, вызов Приднестровье. К слову, как вы считаете, в свете нынешнего заявления Порошенко о том, что Украина поможет Молдавии вернуть и сохранить свою территориальную целостность, как будет работать команда Саакашвили? Будет ли развиваться транспортная блокада ПМР?

- Знаете, ведь когда мы произносим фамилию Саакашвили, то сразу возникает две ассоциации: грузинские реформы и Пятидневная война. И когда такого человека назначают на регион, где уже есть тлеющий многолетний конфликт, где стоят миротворцы - что означает, что конфликт не закончен, а всего лишь поставлен на паузу. Так вот, когда такого человека, уже имеющего опыт разжигания войны, как в Южной Осетии, где также находились миротворцы, назначают на регион со схожей ситуацией, у всех возникает подозрение, что конфликт разгорится. Однако давайте не будем забывать, что Саакашвили назначили не министром обороны или начальником таможенной службы, а губернатором, что значит, что его ресурс возможностей слегка ограничен. С другой стороны, я уверен, что когда Саакашвили соглашался на эту должность, то он поставил Порошенко условие, что будет не рядовым губернатором, а будет иметь некие экстра-полномочия. Это - несомненно. Конечно, начать войну он не способен. Но играть на обострение ситуации он, безусловно, может. Эта игра будет, от него этого ждут.

- В преддверии годовщины 2 мая в Одессе произошли массовые аресты и обыски всех тех, кого украинская власть посчитала неблагонадежными. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Да, этой весной по Одессе прокатилась волна арестов, количество заключенных было практически удвоено. Это говорит о том, что Одесса для Киева стратегический пункт. Они (патриоты и украинские власти – прим. ред.) будут сажать, избивать, убивать, делать что угодно с любым, кто будет представлять для них гипотетическую угрозу. Это очевидно.

Люди, которых посадили, довольно разные. Среди них есть и откровенно сфабрикованные дела: кому-то подкинули гранату, кому-то наркотики. Есть и журналисты, которые были рупорами иной политической точки зрения. Я вам скажу, что журналисты, которые имеют мужество работать сегодня на Украине в жесткой оппозиционной риторике по отношению к власти должны понимать всю степень риска. Эти люди обязаны быть предельно осторожными и понимать, что к ним приковано чрезвычайное внимание. Человек настроенный оппозиционно, просто обязан осознавать, что власть только и ждет момента, чтобы его засадить. Более того, журналисты не должны совмещать свою профессиональную деятельность с какой-либо общественной, политической или, упаси Господи, подпольной. Информационная борьба на сегодняшний день – чуть ли самая важная. Человек, который считает, что недостаточно быть просто журналистом глубоко ошибается. Этого более чем достаточно. Это такой же фронт на сегодня, как и тот, что находится в окопах на Донбассе. Ведь если в окоп может и снаряд прилететь, то к ним могут «прилететь» и бита от правосека, и наручники от сбушника.

К сожалению, как мне кажется, не все наши товарищи осознали степень риска. Некоторые позволили себе быть наивными. Я совершенно точно знаю, что все переговоры, все электронные средства общения, все физические перемещения – всё это контролируется СБУ. Они знают о вас всё. И жить надо с этим четким пониманием.

- Скажите, а каким тогда, на ваш взгляд, должно быть противостояние?

- Сейчас уже глупо призывать людей к оружию, для этого самому нужно сидеть в окопах. Я как политик могу говорить лишь о политической составляющей. На сегодняшний день для людей, не готовых к силовому противостоянию, политическое – является наиболее перспективным. Что я имею в виду? Вскоре нас ждут выборы в органы местной власти. Все знают, что «Оппозиционный блок» имеет огромный рейтинг, но если говорить честно, то это собрание бывших регионалов и недобитых коммерсантов. Помните, как говорил профессор Преображенский у Булгакова? «Холодными закусками и супом закусывают только недорезанные большевиками помещики». Вот это и есть «Оппозиционный блок» - недорезанные помещики. И если собрать достаточно приличный список в Верховную Раду они еще могут, то на местах у них физически не хватает людей. Никто из одесских коммерсантов не хочет идти в «Оппозиционный блок», так как это, на сегодняшний день, чревато. Поэтому здесь есть огромная возможность проявить себя людям, которые оппозиционно настроены к власти, но не готовы к радикальным действиям. Да, в этом нет героизма, и это выглядит обыденно. Но если выбирать форму мирного протеста – то это должен быть именно политический протест.

Кстати, недавно была сессия горсовета. И я очень благодарен своим коллегам, что они нашли в себе мужество и проголосовали за то, чтобы увековечить память погибших 2 мая. Это поступок! Ведь депутаты, в основном, это бизнесмены. Каждый чем-то рискует и понятно, что этот жест явно является недружественным по отношению к Киеву. Но они на это пошли и, Слава Богу, что хватило голосов, потому что многие нардепы не пришли на сессию, испугавшись. Поэтому повторюсь, нужно заходить в местные советы на всех уровнях – сельские, поселковые, городские, областные.

- То есть, исходя из ваших слов, одесситам, не настроенным радикально, следует выдвигать свою кандидатуру на политическую арену.

- Да. Я назвал «Оппозиционный блок» не потому, что я к ним прекрасно отношусь, а в виде примера. Ведь существует множество местных партий, которые нуждаются в людях. Не нужно, как говорят в Одессе, купить себе билет в городской совет, чтобы туда попасть. Конечно, это может произойти не сразу, даже наверняка – не сразу. Но мы играем длинную партию, никто не собирается завтра потушить свет и разойтись. У нас война, гибридная война, которая будет продолжаться еще очень долго. Те, кто ждет, что это скоро кончится – ошибаются. Не кончится. Это будет очень долго. Это война на истощение, война, которая будет стоить огромное количество крови, ресурсов, денег и времени. И победит в ней тот, кто закладывал свою стратегию на продолжительный срок.

- Вы говорили, что война будет долгой. Войной на изнурение. Но вы все же верите, что Одесса вернется к своим изначальным корням? На Родину?

- Да, конечно. Сегодня нам очень трудно судить о том, какой это будет формат. Сейчас в Интернете можно встретить картинки с одесским флагом и надписью – Одесская народная республика. Мне кажется, это очень наивно. Нельзя войти в одну воду дважды. У Крыма был свой сценарий, у Донбасса – свой, у Харькова – будет свой, у Одессы – тоже будет свой. Это разные сценарии, разные ситуации. Они не будут повторяться. В Одессе это может быть вольный город – «порто-франко», губерния в составе Российской Федерации, федеральная земля в составе Новороссии. Может быть, большая Одесса в треугольнике Ильичевск, Южный и Теплодар как отдельный субъект. Единственное, что нужно четко понимать, это то, что никакой Украины больше не будет. Ни в каком виде – единой/не единой, фашистской/антифашистской. Мы должны не дать ни одного шанса повториться этой истории. Потому что люди, которые сейчас гибнут на Донбассе, которые сидят на Украине в тюрьмах, у которых судьбы сломаны – все они платят своей жизнью именно за то, чтобы этого больше никогда не было. Чтобы ни при их детях или внуках не случился очередной Майдан, чтобы не пришли к власти никакие идиоты, которые начали учить всех своему языку и переписывать историю, чтобы не начали зомбировать населения лживыми сказками. Шанса для возврата в Украину – больше нет. Мы должны исходить из того, что Украина в этом плане неисправима. Она всегда будет пытаться сделать из русских людей - нерусских. Кому это нужно? Нам – это точно не нужно.

- И напоследок. Что вы посоветует тем одесситам, которые находятся в своем родном городе и на себе ощущают все реалии бытия в нынешней Украине?

- Безусловно - запасаться терпением. Нужно исходить из того, что эта война надолго. Если кто-то на сегодняшний день не почувствовал на себе политического, экономического кризисов или ухудшения криминальной обстановки, то это не значит, что этого нет. Все должны понять, что такой жизни как раньше больше не будет: ни в плане уровня жизни или комфорта, ни в плане безопасности. Вернуться к тогдашней жизни в ближайшие десять лет – нереально. Это надо четко осознать и задать себе вопрос: «Как мне в этих новых условиях себя вести?». Поймите, если начальник областной милиции заявляет, что у нас ситуация, как в фильме «Ликвидация», криминогенная обстановка как в 1946 году, то, наверное, стоит задуматься над тем, как обезопасить себя и своих родных? Или продолжать жить, как будто ничего не происходит? В первую очередь необходимо позаботиться о себе и близких, о родственниках, о соседях. Запомните, в любой кризисной ситуации вам не поможет никто: ни государство или какие-то органы – только близкие люди.

Мой главный совет одесситам – запастись терпением, быть осторожными и заботиться о своих родных. Кроме этого, не стоит забывать, что за всеми бедами и невзгодами всегда идет нечто особенно хорошее. Я уверен, что победа будет наша! Так всегда было и нет поводов в этом сомневаться. Нет повода думать, что русские проиграют. Нет. Мы никогда не проигрывали и никогда не проиграем! Именно это нужно помнить.

Беседовала Юлия Гаврильчук

Комментарии: