Новости дня:

«Одесса — вперёд! Не стесняйтесь! Не бойтесь! Не останавливайтесь!» - телеведущий

1-11-2015, 17:23
Ведущий информационных программ и прямых эфиров, лицо одесского телевидения Александр Ветров заявил, что единственный рецепт процветания Одессы – это не стесняться, не бояться и не останавливаться.

«Одесса — вперёд! Не стесняйтесь! Не бойтесь! Не останавливайтесь!» - телеведущий

Об этом журналист, покинувший Одессу из-за грозящей ему опасности, сообщил в беседе с обозревателем Валентином Филипповым.

Алик Ветров: …… смотрел ты этот фрагмент его?

Валентин Филиппов: Конечно, смотрел. Я, на самом деле, давно был уверен, что Ганапольский давно умер. Вот я тебе серьёзно говорю.

Алик Ветров: Чтоб ты понимал, я думал, он умер в моей молодости. В девяностые. Ты понял? Поверь.

Валентин Филиппов: Ну, да. Я его последний раз видел в Горсаду, в девяносто четвёртом, когда они тут какой-то фестиваль мутили. И с тех пор так много участников того фестиваля умерло, что Ганапольский, я был уверен, что он тоже умер. Он тогда ещё был очень старый. И тут он вдруг появляется, со всеми своими ужимками. Дуростями.

Меня больше всего веселит тот момент, что люди не до конца понимают, что там ему позвонили, сказали «слава Новороссии». Потом он этому чижику что-то наорал…

Как люди не понимают, что просто там, в соседней комнатке, сидит такая старенькая актриса ТЮЗа со спицами…. И разными голосами ему звонит и говорит: — Слава Новороссии! (продолжая вязать). Он такой: — Ну, вот, разные мнения.
Другой говорит: — Путин – молодец!
Он говорит: — Ты подонок!!!!
А она говорит: — Да, я подонок…..
И продолжает вязать.

Алик Ветров: Эта разводка…. Это они вспомнили после местных выборов, что звиздец, грубо говоря. Провластные, и ни туда, и ни сюда. Они, получается, что никому не удобные. На Западной Украине радикалы. На Юго-Востоке наши. Мы, грубо говоря.

Валентин Филиппов: Да. Вот на этой яркой ноте, наверное, давай и начнём. Значит, здравствуй, Алик.

Алик Ветров: Привет, Валентин, привет, друг мой.

Валентин Филиппов: Значит, ты утверждаешь, что там фашисты, а на Юго-Востоке, всё-таки, в какой-то мере, наши?

Алик Ветров: Я не только утверждаю. Мне, вот, нравится, учитывая последние полтора года, мы с тобой проводим в вынужденном пребывании в не самых комфортных условиях по отношению к тому, как мы хотим донести свои мысли. Я начал ставить ударения, искать корни. И вот мы с тобой адекватные люди. Если ударять на слово «вата». И на Юго-Востоке они оказались настолько адекватными, что Киев был не готов к этому. Совершенно. В Харькове они даже не смогли и пискнуть. Ну, если ты заметил, да.

Валентин Филиппов: Не, ну, а послушай, может это они нас так опять развели и обманули? Может их этот выбор вполне устраивает. Мы радуемся, как ватники в Харькове себя показали, хотя Кернеса могли много раз посадить, и он до сих пор под следствием. В Одессе такой вот расклад, что вот, мы умыли этих козлов…. Но, может быть, у них такая задумка? Они, как бы, и нам дали почувствовать, что мы, вроде бы, победители, да. Но, вместе с тем, абсолютно понятно, что в Одессе замечательная «Доверяй Делам» вступит в коалицию с Блоком Порошенко…. Хотя, в принципе, мы понимаем, что по раскладам, по честному, Блок Порошенко набрал очень-очень мало, и «Доверяй Делам» — в блок с Киваловым, с бывшими регионалами. Или с бывшими регионалами ещё из чего-то.

Алик Ветров: С Оппозиционного, с ОППО-Блока…

Валентин Филиппов: Да, Оппо-Блока, и спокойно прокинуть Киев, вот, полностью. Да? Однако, когда Труханов так спокойно себя чувствует в борьбе с Саакашвили, это говорит только о том, что у него договорено уже с Блоком Порошенко, и Порошенко прекрасно знает, что благодаря Труханову, его маленькая фракция будет при власти в Одессе.

Алик Ветров: Договорняк политиков — это не договорняк населения. Двадцать процентов, если от силы, пришло на выборы, ну двадцать, назовём вещи своими именами, не тридцать, не сорок шесть, которые там рисуют, если двадцать процентов вообще дошло до избирательного участка, тогда это показатель того, что им нарисовали ещё и тридцать процентов от этих двадцати. Это мизерная, вообще, численность, потому что упоротый электорат, он же мобилизованный. Ты сам знаешь. Они сделают всё возможное. Их для этого навозили в Одессу. Их для этого навозили в Харьков. Специально пригоняли туда. Прописывали там, что бы они могли прийти на выборы. Прежде всего. И они кучкуются. Как говно, то есть. Вместе, вот, держится в куче. Вот они вот – говно в куче. Другое дело, что люди, на них не надавили ещё так сильно с точки зрения того, что…. тарифы уже надавили, платёжки уже надавили, бабушки и дедушки уже вымирают, назовём так это, открытым текстом….

Валентин Филиппов: Они вымирают, в общем-то, физически….

Алик Ветров: Физически, да, всё правильно. И это ещё до зимы. Подожди ещё. Они не замёрзли в своих квартирах. А эти случаи же никто не обнародует.

Валентин Филиппов: Что надо делать? Дай рецепт. Что сейчас вот делать в Одессе?

Алик Ветров: Рецепт у этого только один. 9 мая 2015 года. Одесса. 50000 одесситов, которые вышли. Вот рецепт. Когда выйдет 50000 одесситов в любой другой день, вот рецепт. Против которых ничего нельзя сделать, понимаешь сам, да?

Валентин Филиппов: А я понимаю, что против них ничего нельзя сделать. А что они могут сделать?

Что они сделают? Ну, они выйдут. И что?

Алик Ветров: Они могут зажечь ту спичку, и показать этим своим выходом, когда 50000, да, вот, солидарности, что: – Люди, вы не быдло. Вы не чмо. Вы не должны сидеть там у себя где-то. Оставаться в своих квартирах и норах.

Когда они выходят так, молча, нужно выходить с улыбками. Тогда у них, у хунты, я имею в виду, у киевского режима, больше нет рычагов давления психологического.

Валентин Филиппов: Я думаю, что у хунты уже нету рычагов давления психологического. Потому что даже вот эти вот выборы, и эти, и двое предыдущих, когда показали, что Одесса просто не приходит на выборы. И, кстати, я думаю, что в Киеве это прекрасно понимают. Что Одесса затаилась, что Одесса улыбается, тихонько ухмыляется из подворотни, и когда она что сделает, никто не знает.

Алик Ветров: Я тебе скажу одно. Всё равно битва продолжается. За Одессу. И мы с тобой бьёмся именно за наш город у моря. Потому что он именно наш. Город, в котором мы друг друга понимаем, любим, знаем. Город, в котором сосуществует 134 национальности, извините меня за выражение, которые никогда не выносили сор из избы, не воевали друг с другом… и когда приперается вот это. Я уже не буду говорить слово «грузинское», чтобы не оскорблять грузинский народ, это кавказское чмо, чтоб все понимали. Первое – они оскорбили город, всеми своими нападками и выпадами. Они запретили неделю назад Знамя Победы. Ты тоже пережил этот момент.

«Одесса — вперёд! Не стесняйтесь! Не бойтесь! Не останавливайтесь!» - телеведущий

Валентин Филиппов: Да….

Алик Ветров: Когда у нас с тобой воевали деды и прадеды, которые освобождали этот город, даже если не напрямую, но они шли до Берлина.

Валентин Филиппов: Кто до чего смог дойти…

Алик Ветров: И после этого, такое решение. Заметь, что у судей нет имени. Приморский суд Одессы. Всё. То, что было сказано. Это Кивалов подарил за свои проценты под выборы это решение. Я не знаю, как это по-другому характеризовать. Иначе объяснить невозможно. Но. Для меня это уже кровное, глобальное. У нас отняли жизнь. У нас отняли существование.
Кто? Дебилы. Уроды. Приматы. Элементарные, которые даже… не то, что у них ни роду, ни племени, у них даже образования нет. Кто? В балаклавах вот эти прыгающие шизики? Или господин Резвушкин? Много чести даже упоминать эту фамилию. Который строит ряды….

Валентин Филиппов: Жека Резвый.

Алик Ветров: А полиция, это, вообще Ты понимаешь, да? Это курам на смех. А 7 ноября, мы с тобой в преддверии говорим, заметь, как они выбирают даты, это день Великой Социалистической Октябрьской Революции. И они именно в этот день переходят на полицию. 14 октября у них был день защитника, да. Который они условно привязали к УПА, УНА-УНСО и так далее. А 7 ноября они переворачивают милицию в полицию. То есть, это американский пиар-отдел, который сидит и специально затачивает все говнодаты.
Это, как импортозамещение в России сейчас, так, знаешь, точно так же на Украине происходит сейчас импортозамещение.

Валентин Филиппов: Да, только почему-то мы на Украине не сумели прям на границе их бульдозерами давить. Понимаешь, как-то не сообразили, не успели…. Расслабились.

Алик Ветров: Знаешь с чего именно я ржу, если можно так выражаться откровенно, с того, как они обосрались с блокадой Крыма. Кроме того, что они нагадили украинской стороне, там херсонской, николаевской, и не получили, вообще, ничего.

Валентин Филиппов: Ну, ты знаешь, почему не получили ничего? Они нагадили. Меня несколько удивляет иногда, вот сейчас там взорвался склад со снарядами, да? У укров. И наши такие: — О! Классно! Так вам украм и надо. Это вам на головы.

Но мы забываем, что это находится в Луганской области, всё-таки. И там живут те же люди, которые живут с другой стороны линии фронта. Там все наши. И в Херсоне тоже все наши. И пострадали в Херсоне наши. Наши. Наши предприниматели херсонские, которые по странному стечению обстоятельств не ушли вместе с Крымом. А было так решено, что до перешейка.

И страдают там, на границе, граждане Украины, которые пророссийски настроены. Поэтому нельзя говорить, что ничего плохого они нам не сделали, а только вызвали смех. Они нанесли ущерб всем нашим. И точно так же, как всё, что случается на Юго-Востоке, наносит вред нам.

Конечно, если отгородиться, сказать, что это всё больше не наше, мы – россияне, а Вы там конём танцуйте, то, конечно, да…..
Но, я думаю, что мы не имеем права так делать, потому, что завтра про нас с тобой то же самое скажут: — Вот, понаехали хохлы.
Да? Это мы там, у хохлов мы кацапы и москаляки, да? А здесь мы – хохлы. Ты же знаешь, все евреи из Одессы в Израиле – русские.

Алик Ветров: Да, это ты хорошо подметил Я бы в таком случае, раз мы затронули эту тему, заметь, как эти твари взяли Мариуполь, да? На колени, типа, раком поставили. Назовём это своими именами. По одной простой причине. Полумиллионный город, который бы своим голосованием выбрал мариупольцев, и имел бы полное право тогда с трибун горсовета, допустим, мэрии, да, воззвание бы пошло. Ты понял, к восстанию. То есть, это уже было бы на официальном уровне. Эти же твари специально это сделали. Специально, чтобы не могли люди иметь своё представительство. И депутаты, а нашёлся бы среди, я уверен, там 50 депутатов, который бы с трибуны закричал.

Валентин Филиппов: Теоретически. А что мешает в Одессе из 68 депутатов кому-то встать и закричать? Его же мы выбрали, да? Вот, ватники, да. Может быть, пора было бы? Тому же Труханову. Мэру города. Подняться и сказать: — Ребята, заколебали. Всё. До свидания. Одесса децентрализируется Федерализации не будет, но будет такая децентрализация, что нифига тут тризубца на тризубце не останется.

Алик Ветров: У нас теперь нет возможности на стеснение. Эти выборы показали волеизъявление народа, так или иначе. Теперь мы, я, ты, наши коллеги должны раскачивать ситуацию в сторону того, что – люди, всё! Вы увидели цифры. Вы увидели проценты.

Валентин Филиппов: Да. Это самые объективные проценты.

Алик Ветров: Да, Вы увидели настроения на своих местах. Всё! Вперёд. Не стесняйтесь. Не бойтесь. Не останавливайтесь.

Валентин Филиппов: Алик… Алик. Я полностью с тобой согласен, с этими всеми призывами. Но мне кажется, что мы должны ещё немножко повернуть свою голову в сторону «башен», как принято говорить. И сказать: — Ребята. Вы сказали, что Вас там не ждут? Вот статистика самая точная.

Потому, что, то, что будет там на улицах Одессы происходить, оно, знаешь, и Второго Мая 2014 года происходило. И хотелось бы, чтоб потом разные усатые тараканы с премиями киношными, не сидели и не рассказывали: — Россия не придёт, туда, куда её не ждут….

Ну, вот. В общем, хотелось бы, чтобы это было услышано и понято не только самими одесситами, но понято и дальним зарубежьем, и самым-самым в Мире близким нам зарубежьем, в котором мы с тобой находимся….. Потому что без всемирной помощи ничего не произойдёт.

Алик Ветров: Я с тобой согласен, и подводя итог нашей беседе, я могу сказать одно. Спасибо тебе, Валентин Филиппов, за то, что мы с тобой всё это время. За то, что ты делаешь, и на ресурсе ПолитНавигатор, и то, что делаешь в социальных сетях. И то, что каждый из нас несёт — это весточка каждому. А поверь, как ты сказал, лайков может быть немного, но как мне отписываются в личку люди, им просто страшно это делать, потому, что аресты.

Валентин Филиппов: Я в курсе.

Алик Ветров: Реально аресты в Одессе.

Валентин Филиппов: Та, ёлы-палы, отслеживают лайки! Лайки отслеживают!

Алик Ветров: Реально, людей…. Угрожают их семьям. Их жизни. И всему остальному. Пусть для них это будет месседжем хорошим, с точки зрения того, что они не на коленях. Как я и ты не на коленях. И никогда не будем. Значит, Киев и эта хунта не нашла той точки, на которую надавить. Присылая беглого грузина в Одессу.
Заметь, что информ-повод — это только Харьков, Одесса и Киев. Харьков, Одесса и Киев.

Валентин Филиппов: И Донбасс.

Алик Ветров: И Донбасс. Ну, то само собой! Это отдельная веха.

Валентин Филиппов: Ну, что ж. Спасибо тебе за твои слова, и в качестве алаверды за сказанное в мой адрес, должен сказать, что мне до тебя ещё далеко.


Комментарии: