Освобожденный одесский журналист Артём Бузила рассказал о пытках, тюремных буднях и планах на будущее

29-04-2016, 10:40
Вышедший на свободу «по закону Савченко» одесский политзаключенный журналист Артем Бузила дал интервью о пытках, тюремных буднях и планах на будущее интернет-изданию «ПолитНавигатор».

Освобожденный одесский журналист Артём Бузила рассказал о пытках, тюремных буднях и планах на будущее


«ПолитНавигатор»: Артём, расскажи, как происходило задержание?

А.Б.: 29 апреля 2015 года в мою квартиру начали ломиться бойцы «Альфы». Меня брали как опасного рецидивиста — около 40 сотрудников СБУ, спецназ «Альфа» (половина — из Луцка), куча машин… Долго выбивали мне дверь, пока я, тем временем, чистил компьютер и телефоны.

Когда они ворвались, то поняли, что опоздали. Со злобы начали меня избивать и требовать признаний.

Мне подбросили три листовки. Одна — карта Одесской области. Вторая — герб Одесской народной республики. Третья — флаг и герб Новороссии. Впоследствии они фигурировали как вещдок в суде.

Пытались заставить прочесть текст, в котором я признавался во всех смертных грехах, но я продолжал молчать. Били в квартире, потом уже в управлении. Избивали три дня, пока не появился мой адвокат.

Одним из тех, кто меня непосредственно бил, — Вадим Лабас. Он не сотрудник СБУ. Известен в Одессе как глава общественной организации «Обериг». Под видом понятого он имел доступ к следственной тайне и следственным действиям. Об этом у меня есть документы.

«Командовал парадом» капитан одесского СБУ Рустам Исламов — он был главой следственной группы. Исламов известен участием в коррупционных скандалах, беспределом, пытками политзаключенных.

«ПолитНавигатор»: Тебя пытали? Как вообще сиделось?

А.Б.: В основном били по корпусу, издевались, пытались сломить морально. В целом они у каждого выискивают слабое место и начинают давить на него. У кого-то это родственники, кто-то боится побоев или самой тюрьмы. Мы с моим адвокатом решили, что мне лучше молчать до последнего.

Сиделось относительно спокойно – из семи корпусов одесского СИЗО для нас выделили отдельный, в котором сидят только политзаключенные. Наверное, боятся, что мы уголовников завербуем и создадим в СИЗО народную республику. Хотя вообще отсидка с представителями уголовных статей считается наказанием – самых несговорчивых отправляют в «пресс-хаты», где над ними измываются рецидивисты.

О тюремной жизни можно рассказывать долго, но, поверь, там нет никакой романтики. Всему приходится учиться заново. В итоге умеешь вымыть пол тряпкой, размером с носовой платок. Умеешь бритвенным лезвием перерезать металлический прут. Учишься выживать – в тюрьме каждый только и ждет возможности, чтобы подловить тебя на чем-то.

Хотя, в нашей среде кое в чем было гораздо проще – в камере 4-5 человек и все политзаключенные. Единственное, за что наказывали – если ночью бычки в пепельнице оставил. И то просто отжиматься приходилось. В то же время есть и трудности – если уголовника заметят с мобильным телефоном, ему, скорее всего ничего не сделают. У нас отбирали сразу же. Не разрешали пользоваться кипятильниками, очень строго относились к передачам.

Чтобы вызвать врача, нужно записываться заранее чуть ли не за несколько месяцев. Притом понятно, что никто тебя лечить не будет – для того, чтобы лечили нужно платить. Тонкостей рассказывать не буду, чтобы не подставить людей.

«ПолитНавигатор»: Среди персонала все за «эдыну»?

А.Б.: И среди зэков, и среди надзирателей встречаются поровну и «свидомые», и вполне лояльные к русскоязычному населению люди. Были такие, кто смотрел российские каналы, читал правильные сайты, а потом мне приходили и пересказывали сюжеты про меня. В общем, где-то половина персонала вполне вменяемая.

«ПолитНавигатор»: Как тебе удалось скрыться из Украины?

А.Б.: К счастью украинские правоохранительные органы работают очень медленно, поэтому мне удалось выяснить, что в стране существует пункт пограничного перехода, в котором нет ориентировки на меня. В итоге я отправил свой телефон в одну сторону, а сам поехал в другую, и смог прорваться через границу.

«ПолитНавигатор»: Пыталось ли тебя вербовать СБУ? Что интересовало украинских силовиков? Есть ли угроза для близких, оставшихся в Одессе?

А.Б.: Да, перед самым выходом на свободу. Пришли и предложили работу «с нашим согласованием» — что-то типа работы в оппозиции, возле «сепаратистов» — я так понял, людей, которые им интересны и которых они собираются арестовать.

«ПолитНавигатор»: Как удавалось следить за событиями на воле? Ощущал ли поддержку? Какие периоды были самыми трудными? Какие методы давления самыми тяжелыми?

А.Б.: Благо, в камере был телевизор. Пришлось в буквальном смысле «фильтровать» мозги, чтобы отличить правду в море этого вранья и пропаганды.

Поддержку ощущал. Да даже благодаря баннеру, вывешенному на вашем сайте.

«ПолитНавигатор»: Чем будешь заниматься теперь?

А.Б.: Тем же, чем и раньше – журналистикой в украинском направлении. Это смысл моей жизни, как был, так и остался. Готов для предложений о сотрудничестве со стороны редакций.

Кроме того, я написал книгу – художественную, в ближайшее время я приведу её в компьютерный формат и буду искать издателя. Наконец, мне интересна правозащитная тема, политзаключённые, особенно побывав там.

«ПолитНавигатор»: Кого ты еще встретил в тюрьме из политических заключенных?

А.Б.: Александр Луценко. Он со своими соратниками-казаками был арестован год назад. Это депутат горсовета Одессы четырех созывов. Он — лидер организации ветеранов-афганцев Одесской области. Луценко с соратниками обвиняют по 14 статьям УК. От попытки госпереворота до подготовки покушения на нардепа Алексея Гончаренко. Светит по 15-20 лет тюрьмы. Никаких реальных доказательств нет, с таким же успехом любому можно вменить «подготовку к применению ядерного оружия». Но людей по-прежнему держат. Сиди — доказывай, что ты не виновен!

По делу о 2 мая в СИЗО сидят только представители Антимайдана, никого из проукраинских активистов даже не садят под домашний арест. На воле даже Ходияк, который стрелял в направлении Дома профсоюзов из пистолета, чему есть свидетельства на видео. Получается, что пророссийские одесситы сидят уже 2 года!

Среди арестантов по делу 2 мая — два российских гражданина — Максим Сакаулов и Евгений Мефедов, а также три гражданина Украины. Суд в ноябре 2015 года постановил их выпустить под залог. Но пришли представители «Правого сектора» в кабинет судьи и заставили под угрозой физической ликвидации оставить их под стражей. По украинскому законодательству никаким образом решение коллегии судей отменено быть не может, но это произошло!

«ПолитНавигатор»: Какие прогнозы по развитию ситуации на Украине? Что посоветуешь журналистам и общественникам, остающимся на Украине? Уезжать?

А.Б.: К сожалению, я не могу дать прогнозов, надолго ли эта власть. Возможно, на год, возможно – на десять. Это как гадание на кофейной гуще.

Совет тут также дать сложно. С одной стороны, молчать – это идти против совести. То же самое – уехать. С другой, я ведь сам в своё время не промолчал и не уехал, и кому я сделал от этого хуже?! Только себе.

«ПолитНавигатор»: Как думаешь, что будет происходить в Одессе 2 мая? Возможно ли кровопролитие?

А.Б.: Я надеюсь, что в этот раз обойдется без крови. Чтобы не провоцировать экстремистов, в мероприятиях в основном участвуют пожилые люди. Кроме того, на эту годовщину в Одессу пытаются попасть несколько депутатов Европарламента. Хочется верить, что все будет относительно спокойно.

«ПолитНавигатор»: Есть ли надежда на смену режима на Украине политическим путем, или вся надежда только на ополчение Донбасса?

А.Б.: Лично у меня в отношении ополчения Донбасса надежда есть только на обмены в том числе на одесских политзаключённых украинских военных.

В непосредственно военный вариант, мол, армия ДНР дойдёт до Одессы не верю: это было реально летом 2014 года, но оно давно ушло. Смена режима, если она произойдёт, скорее всего, будет связана с социально-экономическим положением в Украине и переменами в мировой политике.

«ПолитНавигатор»: Как вправить мозги украинцам после промывки СМИ вроде 1+1?

А.Б.: Кроме как читать «ПолитНавигатор» — никак. После смены власти наиболее оголтелых привлечь к ответственности, активных – люстрировать, сочувствующим – запретить занимать должности на время. Механизмы неоднократно испробованы в мировой истории, на самом деле.

Беседовал Сергей Веселовский.

Источник ПолитНавигатор.

Комментарии: