Артём Бузила: «Слилась» ли Одесса?

12-05-2016, 08:30
Артём Бузила – журналист из Одессы, провёл 11 месяцев в СИЗО после ареста в апреле 2015 года по обвинению в государственной измене. Суд признал его виновным по статье «сепаратизм» – Бузила своими публикациями «планировал отделить Одесскую область от Украины».

Артём Бузила: «Слилась» ли Одесса?


Сейчас Артём на свободе и живёт в Москве. Ему удалось выйти из СИЗО благодаря т.н. «закону Савченко», который приняла Верховная Рада. Согласно этому закону 1 день, проведённый в СИЗО, в случае вынесения обвинительного приговора считается 2 днями заключения. Конечно, об Артёме нельзя сказать, что он «над схваткой». Тем и интересен. В том числе крымчанам, избегнувшим печальной участи многих одесситов. Романтика борьбы с политическим режимом во время нахождения в тюрьме, конечно, весьма сомнительна и неблагородна. Лишь единицам в истории доводится сидеть в застенках, когда политический режим вот-вот рухнет – например, арестованным «евромайдановцам» зимой 13-14-ого. Они понимали, что «тиран» Янукович рано или поздно выпустит их, амнистирует и при любом политическом раскладе их ждёт почёт и слава. В итоге Янукович вместе со своей свитой и вовсе пал. Или каким-нибудь антисоветчикам в конце 80-ых: понятно, что течение идёт в сторону гласности и перестройки и никто содержать всамделишных политзаключённых не собирается.

Первые месяцы, проведённые в тюрьме, для меня были месяцами надежды. Потому что я причислял себя, скорее, к вышеописанным, наивно полагая, что украинский режим – это совсем ненадолго, на пару месяцев. Но каждый месяц в клетке убеждал меня в обратном: и в итоге я оказался на свободе благодаря стечению обстоятельств, а не политическим изменениям. В том же, что режим рухнет ближайшие несколько лет я, честно говоря, разуверился. Мне, как человеку, лично прошедшему эти испытания, наверное, проще всего говорить сдавшейся, слившейся и вообще ставшей бандеровской Одессе. Думаю, что за подобные оценки меня бы никто не осудил. Никто ведь из горожан последний год не штурмовал СИЗО в попытках освободить сотни политзаключённых, на наши суды ходили единицы, а одесситы в целом достаточно пассивно относились к сложившемуся режиму. Что показывало и умеренное голосование на местных выборах в октябре 2015-ого, и общая пассивность, отсутствие каких-либо гражданских протестов.

В тюрьме мне приходилось встречаться с теми, кто был арестован за попытку разного рода сопротивления – и их судьба частично разуверила меня в способности выиграть борьбу. Например, не называя фамилий, за бытовой разговор с собственным сыном – тот не поленился написать донос в СБУ – арестовали отца по обвинению в пропаганде сепаратизма. Он до сих пор сидит год. Или молодой парень раздавал листовки с патриотической и коммунистической символикой – его на полгода упекли за решётку, тоже по обвинениям в сепаратизме.

Не спасает порой и депутатство – среди арестованных находится, например, группа «казаков-афганцев». Их обвиняют в каком-то безумном по своим масштабам заговоре – якобы они должны были отделить Бессарабию от Украины посредством взрыва мостов, захвата административных зданий и убийства одного из видных провластных народных депутатов. Глава этой «преступной» группы – Александр Луценко, депутат горсовета нескольких созывов, руководитель областной ячейки ветеранов-афганцев, весьма заслуженный в городе человек. Но это его не спасло от карательной машины украинского «правосудия».

Аналогично и с теми, кто занимается открытой общественно-политической деятельностью и кому посчастливилось остаться на свободе. Небезызвестный Алексей Цветков, инициатор инициативы «Одесса за порто-франко». Казалось бы, арестовывать человека не за что: его кампанию поддерживают в том числе и на уровне Верховной Рады, где выдвигают похожие законопроекты и на уровне местных властей (в горсовете даже была создана соответствующая группа). Тем не менее, власть использует для таких методов радикалов из «Правого сектора» и других карманных организаций: в отношении организатора кампании и его активистов инициирована настоящая травля. Круглые столы, митинги, площадки просто-напросто разгоняются, а сам Цветков вынужден опасаться за свою жизнь в связи с гражданской позицией.

Возьмём тот же информационный фронт. Про свой пример или пример главного редактора издания «Инфоцентр» Виталия Диденко я промолчу… Издание «Таймер» – главного редактора Юрия Ткачёва затаскали по СБУ, рядовых журналистов издания избивают прямо во время выполнения профессиональных обязанностей. Один из самых известных журналистов Одессы Григорий Кваснюк вынужден вести информационную деятельность из подполья, боясь высунуться на улицу.

Всё было бы так плохо, но…

Однако история знает немало примеров, когда народ молчал не то что годами, десятилетиями, но одна единственная вспышка кардинально меняло положение дел в том или ином государстве.

Годовщина 2 мая и празднование 9 мая в Одессе в этом году, честно, несколько поменяла моё мнение о «сливе» города её жителями, но очень приблизила «час икс». Да, власть Саакашвили и радикалов свергнута не была. Но паранойя, которую местные и центральные руководители раздували в связи с вышеуказанными годовщинами, в итоге возымела ровно обратный эффект.

Раз власть так боится местных жителей – запрещает им даже на сто метров приближаться к Дому профсоюзов 2 мая, натравливает на родственников погибших карманных радикалов, содержит весь день в СБУ немногочисленных оставшихся на свободе лидеров Антимайдана; затем ограничивает въезд в город транспортных средств, запрещает какие-либо мероприятия возле символичных мест, грозится использовать всю мощь уголовного законодательства в отношении советской и военной символики 9 числа – а одесситы всё равно выходят, значит, не так уж и крепок этот режим.

И неважно, что одесситов сегодня не вышло десятки тысяч, а лишь около тысячи: для современных украинских политических условий и это – гражданский подвиг. Просто в один прекрасный момент эти одесситы поняли: раз власть их так боится, значит, бороться с ней можно.

Заметьте, и 2 мая, и 9 мая георгиевские ленты были. И крики «убийцы, фашисты» были. И «Бессмертный полк» был. Не было украинских флагов, не было криков об единой стране и «патриотизме», не было примирительной риторики. Те, кто вышли – это живущие по принципу «не забудем, не простим!», давно ставшим ключевым для политического подполья Одессы. Эти люди в нужный час и станут основой для нового социально-политического протеста.

Так что примеры 2 и 9 мая смело можно привести тем, кто из Москвы, Крыма или Европы обвиняет Одессу в том, что она «слилась». Несколько сотен этих смелых людей, которые не побоялись ни тюрьмы, ни радикалов, ни спецслужб и выразили свою позицию.

Потому что Одесса будет наша. Рано или поздно. Румыны с немцами продержались в Одессе 3 года. Да, отечественным фашистам отвелось царствовать в Одессе чуть больше. Но ненамного.

Артем Бузила

Источник

Комментарии: