Военное положение изнутри, или Как Аваков Нацгвардию муштровал: раскрыта правда о том, что делали иностранные инструкторы в ООС

18-01-2019, 20:50
Военное положение изнутри, или Как Аваков Нацгвардию муштровал: раскрыта правда о том, что делали иностранные инструкторы в ООС


«Нас привезли на блокпост, где мы обычно отбываем командировки, но запретили выходить из автобуса, потом повезли дальше, в сторону передовой. Буквально в пяти километрах от линии фронта нас выгрузили, и сказали, что тут мы проведем ближайший месяц»,


— рассказывает Олег, рядовой сотрудник МВД с четырехлетним стажем, – .

Старое село, в котором сохранилось не более половины домов. Остальные или разрушены артиллерией или просто покинуты. Тут два года назад шли тяжелые бои. Тогда эта территория считалась частью республики, но потом после массированного налета ВСУ ополченцы отошли, уехали с Украины и все жители данного поселка.

«Руины, это первое впечатление, которое на нас произвел городок. Потом-то мы уже поняли это нечто другое — полигон. Часть дворов превращена в целые лабиринты, а дома явно укрепляли, чтобы те не рухнули – А когда к нам подошли двое иностранцев в сопровождении нашего начальства, сообразили, что это какая-то "учебка"»,


— говорит Олег.

Военное положение изнутри, или Как Аваков Нацгвардию муштровал: раскрыта правда о том, что делали иностранные инструкторы в ООС


Поляки и американцы в качестве военных специалистов взяли на себя обучение украинских копов. Со всех регионов Украины на курсы переподготовки только в этот учебный центр привези более 500 сотрудников МВД. Среди предметов, которые изучали полицейские: захват населенного пункта, бои в городе, удержание подконтрольной территории и работа по выявлению партизан.

«Странно, но факт, и пиндосы и пшеки, только так и называли предполагаемого противника, читали лекции о том, что верить в захваченном городе никому нельзя, нельзя относиться к жителям, как к мирным без оружия... Инструкторы постоянно твердили, что для бойца нет людей, есть только враги, есть только партизаны. Соответственно, никаких личных контактов с жителями на месте зачистки, только контроль выполнения распоряжений военных комиссариатов, работу которых мы и должны обеспечивать».


Военное положение изнутри, или Как Аваков Нацгвардию муштровал: раскрыта правда о том, что делали иностранные инструкторы в ООС


В течение всего периода обучения у украинских полицейских были не только лекции, но и практические занятия. Все стрелковые дорожки, на которых устанавливались мишени, были в сторону линии фронта. Поэтому украинские «лыцари» не переживали, что могут в кого-то случайно попасть. За линией фронта уже не Украина. А стреляли не только из автоматов, но и из пулеметов, гранатометов и даже артиллерийских орудий.

«Так много я в своей жизни никогда не стрелял. А из пушки так вообще впервые. Автоматический гранатомет это вообще какая-то дьявольская труба, посадку выкосили всю, ни одного деревца не осталось. А вот Рапира, та, которая МТ-12, очень понравилась, как в кино про войну. Правда, куда снаряды попадали, непонятно, разрывы происходили уже не на нашей территории. Может, куда и попадали, но вряд ли. С той стороны ничего не "прилетело", никто так и не ответил ни разу. Хотя высаживали мы в сторону сепаратистов все по очереди, и практически без остановки»,


— рассказывает Олег.

Была у полицейских еще одна занимательная встреча: проведать бойцов прибыл сам министр МВД Аваков, с рядовыми сотрудниками он пообщался «на бегу», а вот с инструкторами более плотно.

Военное положение изнутри, или Как Аваков Нацгвардию муштровал: раскрыта правда о том, что делали иностранные инструкторы в ООС


«После приезда начальства нам уплотнили график обучения. Во-первых, иностранные инструкторы должны были уже возвращаться туда, где они официально числятся, во-вторых, до окончания военного положения оставалось мало времени, и нам добавили предметов: транспортировка заключенных, обустройство лагерей временного содержания, особенности «полевого» допроса и правила взаимодействия с военнослужащими войск НАТО»,


— рассказывает Олег.

А еще полицейских учили основам диверсионной деятельности, упор делался не столько на силовое воздействие, а на, скажем так, интеллектуальное. «Темники» (типовые инструкции) на все случаи жизни: как говорить с активистами и о чем, как быть своим в различных национальных диаспорах, кому и куда сообщать про изменение ситуации, и главное - коммуникационные сети и их возможности.

«Учили, хотя нет, скорее, отрабатывали сценарии и заучивали инструкции действий в различных ситуациях. Например, в стране начался вооруженный переворот: где всем нам собираться, кто старший и кто может отдавать приказы, а кто нет. Или началась реальная война, что делать и в каком порядке. Все не предусмотришь, но первые шаги понятны, а там уж начальство даст уточнения. Многое заставляли учить наизусть, но в основном информация для общего представления ситуации в стране»,


— говорит Олег.

Военное положение изнутри, или Как Аваков Нацгвардию муштровал: раскрыта правда о том, что делали иностранные инструкторы в ООС


По окончании тренингов — выпускные экзамены. Часть в учебном городке, часть — в поле. Группами по шесть человек с одним командиром и одним инструктором все курсанты школы посетили ближний тыл.

«Главный экзамен состоял в том, что учебными противниками у нас были… бойцы ВСУ. Правда, они об этом не знали. Ну а мы вели наблюдение, составляли отчеты о перемещении войск, разрабатывали схемы захвата плацдарма и блокирования воинских частей в пунктах постоянной дислокации. Одну из наших групп даже попытались задержать, как диверсантов, но они ушли. Веселый, в общем, был экзамен».


Возвращение из ООС для полицейских прошло также под грифом секретно — снова прибытие на блокпост, подписи на куче бумаг о прохождении службы по охране контрольно-пропускного пункта, оформление командировочных предписаний и поездка домой.

«Как оказалось, по бумагам мы все время находились на «точке», никаких учебных городков не посещали, ничему не учились и экзаменов не сдавали. А вот категорию всем подняли. В зарплате выиграли неплохо. Теперь оклад на 4 тысячи гривен больше, хотя продолжаем служить в тех же подразделениях и на тех же рядовых должностях, что и раньше. Офицерские погоны, как нам и говорили, только когда будет результат».


Военное положение изнутри, или Как Аваков Нацгвардию муштровал: раскрыта правда о том, что делали иностранные инструкторы в ООС


Олег — необычный полицейский, он из истинных патриотов, он и его коллеги, с которыми «охраняли блокпост», относятся к конвойной службе и де-юре отвечают за доставку подсудимых в суды. Хотя по профилю не работают. Для этого есть те, кто перешел в новую полицию из старой милиции. Главная особенность их группы — каждый из этих полицейских прошел отбор в правоохранительные органы «с улицы» во время постмайданных «отборочных троек» Авакова, которые отбирали только тех, кто считает себя патриотом, имеет высшее образование и никогда не служил ни в украинской армии, ни в украинской милиции.

Такие новые полицейские заключали контракт на работу непосредственно с главным управлением МВД Украины, считай лично с министром. Местному региональному начальству они подчиняются только номинально. Их непосредственное руководство находится в Киеве. В областных центрах подобные команды есть в каждом подразделении. Их регулярно вывозят в командировки поближе к территориям республик. Но при этом никто из них официально никогда не был в зоне АТО. У них есть высокие заработные платы и много свободного времени на физическую подготовку, но у них нет удостоверений УБД, у них нет льгот и статуса ветеранов. Они не охраняют митинги и не участвуют в рейдерских разборках. Они — личная гвардия Авакова, которую тот готовит для более серьезных дел.

Источник



Комментарии: